Растительные продукты при ВЗК. Флавоноиды и здоровье кишечника

Растительные продукты при ВЗК. Флавоноиды и здоровье кишечника7

ОГЛАВЛЕНИЕ

1. Вступление
2. Содержание флавоноидов в пище
3. Метаболизм и биодоступность
4. Механизмы противовоспалительной активности флавоноидов
4.1. Микробиота кишечника
4.2. Иммуноциты
4.3. Барьерная функция кишечника
4.4. Липидные уплотнения
4.5. Воспалительный путь / киназы / ферменты
4.6. Окислительный стресс
4.7. Протеасома, эндоплазматический ретикулум и митохондрии (PERM)
5. Недавние исследования на людях
6. Выводы


Флавоноиды — это диетические непитательные биоактивные вещества, обладающие антиоксидантными и противовоспалительными свойствами, способные оказывать влияние на протекание воспалительных процессов, в частности при воспалительных заболеваниях кишечника (ВЗК).

Фрукты, овощи, орехи, бобовые и чай богаты флавоноидами. После их употребления, высвобождающиеся флавоноиды интенсивно метаболизируются кишечной микробиотой и тканями человека.

Метаболизм флавоноидов демонстрирует обширные различия между индивидуумами. Вполне вероятно, что межиндивидуальные различия в метаболизме флавоноидов влияют на иммунную систему.

Доклинические исследования показали наличие прямых и косвенных механизмов, посредством которых флавоноиды модулируют иммунную функцию кишечника. Эти механизмы включают в себя модуляцию дифференцировки Т-клеток, изменение микробиоты кишечника и модуляцию цитокинов.

Определение важности этих механизмов для хронических заболеваний человека позволит улучшить диетические рекомендации по противовоспалительному применению флавоноидов.

Всё большее число исследований описывают способность флавоноидов ингибировать воспаление кишечника при ВЗК

1. Вступление

Увеличение доли растений в рационе является давним приоритетом питания для снижения риска хронических заболеваний. Растения могут быть отличными источниками питательных и непитательных компонентов, которые способствуют укреплению здоровья.

Флавоноиды — это класс полифенольных фитохимических веществ, которые ингибируют воспаление во многих животных моделях хронических заболеваний.

Всё большее число исследований описывают способность флавоноидов ингибировать воспаление кишечника.

Воспалению желудочно-кишечного тракта способствуют факторы внешней среды и хронические заболевания, включающие сердечно-сосудистые заболевания, диабет, болезнь Альцгеймера, воспалительные заболевания кишечника (ВЗК) и рак толстой кишки.

Таким образом, влияние флавоноидов на воспаление кишечника имеет широкие последствия для профилактики и лечения хронических заболеваний.

Цель этого обзора — предоставить обновлённую информацию о потреблении флавоноидов для здоровья кишечника. Здесь представлено распределение флавоноидов в пищевых продуктах, метаболизм флавоноидов и их биодоступность, а также рассмотрены механизмы, которые могут объяснить противовоспалительную активность флавоноидов в кишечнике.

Содержание флавоноидов в пище. Свежие овощи и фрукты при НЯК

2. Содержание флавоноидов в пище

Флавоноиды представляют собой подкласс полифенолов со структурами С6-С3-С6 (Рисунок 1). Большинство флавоноидов являются гликозилированными, за исключением флаван-3-олов и проантоцианидинов.

Профили полифенолов и флавоноидов сильно различаются между продуктами питания (Рисунок 2).

Предуборочные и послеуборочные факторы (например, генотип растений, переработка пищевых продуктов, хранение) оказывают значительное влияние на содержание флавоноидов в пище.

Классификация и нумерация флавоноидных полифенолов
Рисунок 1 — а) классификация и b) нумерация флавоноидных полифенолов

Оценки потребления полифенолов широко варьируются, но среднее потребление, вероятно, составляет около 900 мг/сут.. Среднее потребление флавоноидов варьируется от 60 до 600 мг/сут в зависимости от различных схем питания.

Зелёный чай, фрукты, овощи, бобовые и орехи вносят значительный вклад в потребление полифенолов.

Тепловая карта распределения полифенолов в свежих фруктах, овощах и орехах
Рисунок 2 — Тепловая карта распределения полифенолов в свежих фруктах, овощах и орехах

Точность текущих оценок потребления флавоноидов была поставлена под сомнение, поскольку значительная часть полифенолов в пищевых продуктах не экстрагируется органическими растворителями.

Эти «связанные» или «неэкстрагируемые полифенолы» имеют сильные взаимодействия с материалом клеточной стенки растений, что делает их устойчивыми к обычной экстракции.

Динамический процесс, посредством которого флавоноиды высвобождаются из пищевой матрицы во время пищеварения, влияет на метаболизм флавоноидов. Учёным удалось выяснить, в какой степени неэкстрагируемые флавоноиды оказывают влияние на здоровье.

Флавоноиды в лечении воспалительных заболеваний кишечника. Метаболизм и биодоступность

3. Метаболизм и биодоступность

Флавоноиды интенсивно метаболизируются тканями человека и микробиотой. Эти метаболиты представляют собой смеси исходных молекул и более мелких фенольных соединений с различной степенью гидроксилирования, глюкуронирования, сульфатирования и метилирования.

Метаболизм флавоноидов микробиотой создаёт общие фенольные промежуточные продукты, состоящие из фенилпропионовой, фенилуксусной и бензойной кислот с различной степенью гидроксилирования (Рисунок 3а). Некоторые полифенолы катаболизируются микробиотой до уникальных продуктов, например, флаван-3-олы до валеролактонов, дайдзеин до эквола, а эллагитаннины до уролитинов (Рисунок 3b).

Репрезентативные метаболиты полифенолов, которые либо неспецифичны, либо специфичны к исходным соединениям
Рисунок 3 – Репрезентативные метаболиты полифенолов, которые либо (а) неспецифичны, либо (b) специфичны к исходным соединениям

Катаболизм пищевых полифенолов проявляет значительную межиндивидуальную вариабельность. Способность индивидуума производить специфический профиль метаболита полифенола, или энтеротип, имеет интригующие последствия для иммунной функции.

Предварительные исследования изучали воспаление в контексте метаболизма антоцианов, профилей уролитина и продукции эквола. В проспективном исследовании наличие эквола в плазме крови европейцев было связано со снижением риска развития рака толстой кишки.

О противовоспалительной активности метаболитов флаван-3-ол валеролактона известно меньше, хотя они ингибируют воспалительный ответ моноцитов THP-1.

Воспалительные заболевания кишечника. Механизмы противовоспалительной активности флавоноидов

4. Механизмы противовоспалительной активности флавоноидов

Флавоноиды модулируют иммунную функцию кишечника и подавляют воспаление через прямые и косвенные механизмы, суммированные на рисунке 4 и ниже.

Резюме противовоспалительных механизмов действия флавоноидов при воспалении кишечника
Рисунок 4 – Резюме противовоспалительных механизмов действия флавоноидов при воспалении кишечника
Флавоноиды могут:
(1) увеличивать циркуляцию Treg и регулировать клеточную дифференцировку Th17-лимфоцитов в lamina propria;
(2) снижать инфильтрацию врождённых иммунных клеток;
(3) позитивно влиять на формирование микрофлоры кишечника, подавляя патогенные микроорганизмы и стимулируя рост полезных бактерий;
(4) улучшать кишечные барьерные функции;
(5) разрушать ассоциации липидных уплотнений и холестерина, и предотвращать окисление холестерина;
(6) подавлять TLR4;
(7) снижать IkB фосфорилирование;
(8) ингибировать ядерную транслокацию NF-кВ субъединиц;
(9) последовательно уменьшать проявления провоспалительных ферментов;
(10) ингибировать фосфорилирование семейства MAPK;
(11) повышать регуляцию пути Nrf2 и экспрессию антиоксидантных ферментов.
 
F — флавоноиды; LPS — липополисахарид; LBP, LPS-связывающий белок; MD2 — миелоидный фактор дифференцировки 2; TLR4 — Toll-подобный рецептор 4; NF-kB — ядерный фактор каппа би; IkB — ингибитор kB; IKK — IkB-киназа; COX-2 — циклооксигеназа 2; iNOS — индуцибельная синтаза оксида азота; MAPK — митоген-активированные протеинкиназы; JNK — c-Jun N-концевая киназа; AP-1 — активаторный белок 1; AhR — ариловый углеводородный рецептор; ROS — активные формы кислорода; RNS — активные формы азота; Keap1 — Kelch-подобный ECH-ассоциированный белок 1; Nrf2 — регулируемый белком, ядерный фактор эритроид 2 связанный фактор 2; ARE — антиоксидант-чувствительные элементы; ZO-1, zonula occludens-1.

4.1. Микробиота кишечника

Флавоноиды, попадающие в толстую кишку, взаимодействуют с микробиотой кишечника. Флавоноиды и флавоноидные метаболиты могут формировать микробиоту кишечника, подавляя рост различных патогенов и стимулируя рост полезных видов бактерий, таких как бифидобактерии и лактобациллы.

В свою очередь, они улучшают состояние кишечника, уменьшая выработку эндотоксинов и увеличивая конверсию первичных желчных кислот во вторичные, поддерживая иммунный гомеостаз кишечника и способствуя всасыванию питательных веществ.

Способность флавоноидов модулировать микробиоту является важным антиколитическим механизмом. В условиях лаборатории, потребление апигенина ингибировало декстрансульфат натрия в (DSS)-индуцированной модели колита у мышей путём модуляции кишечной микробиоты через NOD-подобный рецептор семейства пириновых доменов, содержащий белок 6 (NLRP6).

Точно так же флавоноиды улучшают микробный дисбиоз при ожирении.

Потребление богатого флавоноидами экстракта клюквы ингибирует воспаление, связанное с вызванным диетой ожирением у мышей, модулируя деятельность Akkermansia muciniphilia.

Эти грамотрицательные муколитические бактерии могут ингибировать дисфункцию кишечного барьера, вызванную диетой с высоким содержанием жиров. Способность потребления клюквы модулировать Аккермансию также была продемонстрирована у людей.

4.2. Иммуноциты

Потребление флавоноидов модулирует дифференцировку Т-клеток и последующую активацию и инфильтрацию провоспалительных иммуноцитов в толстой кишке.

В мышиной модели адоптивного переноса при колите наивные Т-клетки дифференцируются в провоспалительные Th17 и Th1 эффекторные клетки в ответ на микробиоту кишечника.

Потребление богатой флавоноидами ягоды черноплодной рябины увеличивало регуляторную дифференцировку Т-клеток в lamina propria (LP), MLN и селезёнке, а также увеличивало противовоспалительный IL-10, продуцирующий Th17-клетки в LP.

Потребление пренилированного флавоноида икариина ингибировало дифференцировку Th1 и Th17 клеток и воспаление при DSS-индуцированном колите у мышей.

Различные флавоноиды снижают инфильтрацию врождённых иммуноцитов при колите. Изофлавон генистеин ингибирует DSS-колит у мышей, направляя макрофаги в сторону фенотипа М2.

4.3. Барьерная функция кишечника

Хроническое воспаление нарушает барьерную функцию кишечника и усиливает воздействие эндотоксинов, что усугубляет воспаление.

Флавоноиды могут улучшать барьерную функцию кишечника с помощью следующих механизмов:

  • ингибирование воспалительной сигнализации, такой как ядерный фактор-каппа би (NK-kB) и внеклеточные сигнально-регулируемые киназы (ERK)1/2;
  • уменьшение окислительного стресса путём снижения экспрессии никотинамидадениндинуклеотидфосфат (NADPH) оксидазы;
  • повышение регуляции кишечного гормона глюкагоноподобного пептида (GLP)-2, который может улучшить барьерную функцию кишечника;
  • сохранение плотного соединения кишечного барьера и структуры.

Кишечная палочка, также снижает целостность кишечного барьера, что является ключевым механизмом её патогенеза, который может быть ингибирован флавоноидами черники.

4.4. Липидные уплотнения

Липидные уплотнения — это микродомены, обычно распределённые на клеточной мембране, характеризующиеся высоким содержанием холестерина и гликосфинголипидов, а также клеточных сигнальных белков.

Липидные уплотнения обеспечивают физический компартментарный участок для рекрутирования комплекса Toll-подобных рецепторов (TLR)4 и вспомогательных белков. Именно поэтому они имеют решающее значение для передачи сигналов липополисахаридов (ЛПС)/TLR4.

Флавоноиды, такие как лютеолин и кверцетин, нарушают сборку липидного уплотнения и подавляют нисходящую NF-kB и митоген-активированную протеинкиназу (MAPK) воспалительной сигнализации.

Флавоноиды, по-видимому, разрушают липидные уплотнения, посредством либо истощения холестерина, либо предотвращения окисления холестерина, которое в противном случае облегчило бы формирование липидного уплотнения и последующую провоспалительную сигнализацию.

4.5. Воспалительный путь / киназы / ферменты

Флавоноиды ингибируют воспаление через различные внутриклеточные сигнальные пути, такие как NF-kB и MAPK.

NF-kB является повсеместно-экспрессируемым и относится к категории «быстродействующих» первичных транскрипционных факторов, тем самым играя первичную и своевременную роль в реагировании на вредные клеточные стимулы.

NF-kB связывается с высокоаффинным ингибитором kB (IkB) и остаётся неактивным. В ответ на такие стимулы, как окислительный стресс, цитокины и бактериальные антигены, киназа IkB (IKK) активируется и фосфорилирует IkB, что приводит к его диссоциации с NF-kB.

Затем NF-kB транслоцируется в ядро, связывается с элементом отклика и включает транскрипцию различных провоспалительных генов.

Флавоноиды могут подавлять путь NF-kB с помощью различных механизмов, таких как:

  • снижение фосфорилирования IkB;
  • ингибирование ядерной транслокации субъединицы NF-kB p65;
  • подавление сигнализации TLR4.

NF-kB регулирует индуцибельную циклооксигеназу (ЦОГ-2), которая при активации продуцирует воспалительные простагландины.

Богатый полифенолами экстракт клюквы предотвращал воспаление кишечника, вызванное диетой с высоким содержанием жира/сахарозы, ингибируя путь NF-kB и снижая экспрессию белка ЦОГ-2 и фактора некроза опухоли (ФНО)-α.

Семейство MAPK (включая P38, JNK и ERK) является ещё одной мишенью противовоспалительного действия флавоноидов.

Потребление богатого флавоноидами экстракта рододендрона снижало индуцированное тринитробензолсульфоновой кислотой (TNBS) повреждение барьера кишечного эпителия и заметно уменьшало продукцию воспалительных цитокинов, что было связано с ингибированием фосфорилирования ERK и c-Jun N-концевых киназ (JNK).

Физетин (3,7,3′,4′-тетрагидроксифлавон) значительно снижал тяжесть DSS-индуцированного колита, продукцию провоспалительных цитокинов, экспрессию ЦОГ-2 и индуцибельной синтазы оксида азота (iNOS) в тканях толстой кишки.

Это явление было связано с подавлением активации NF-kB (p65) путём ингибирования фосфорилирования IkBa и NF-kB (p65)-ДНК-связывающей активности и ослабленным фосфорилированием P38 MAPK в тканях толстой кишки мышей, подвергшихся воздействию декстран-сульфата натрия (DSS).

4.6. Окислительный стресс

Дисрегуляция активных форм кислорода (АФК) и активных форм азота (АФА) тесно связана с воспалением кишечника.

Воспаление кишечника усиливает инфильтрацию иммуноцитов, таких как макрофаги и нейтрофилы. Активированная NADPH-оксидаза и MPO продуцируют значительные количества АФК, и тем самым, истощают эндогенные антиоксидантные ферменты, вызывая прямую цитотоксичность в тканях кишечника.

Кроме того, бактериальные продукты и провоспалительные цитокины индуцируют повышенную экспрессию iNOS в инфильтрированных макрофагах.

Перепроизводство оксида азота (NO) приводит к тому, что он реагирует с супероксидными анионами и образует пероксинитриты, которые индуцируют окисление и нитрование.

Флавоноиды демонстрируют сильную антиоксидантную активность in vitro, поглощая свободные радикалы и хелатируя металлы. Однако из-за низкой биодоступности in vivo концентрация флавоноидов в плазме обычно слишком мала, чтобы оказывать прямое антиоксидантное действие.

Напротив, вполне вероятно, что антиоксидантная активность флавоноидов опосредуется цитозольным арилкарбидным рецептором (AhR)/ядерным фактором, пути эритроидного 2-родственного фактор 2 (Nrf2).

Некоторые флаван-3олы, флавонолы, флавоны и изофлавоны связываются с AhR и затем индуцируют диссоциацию Kelch-подобных ECH-ассоциированных белков 1 (Keap1)/Nrf2-комплекса. Таким образом, увеличивается транслокация Nrf2 в ядро и последующая транскрипция основных антиоксидантных ферментов, таких как супероксиддисмутаза, глутатионпероксидаза, каталаза, пероксиредоксин и гемооксигеназа-1.

Снижая окислительный стресс, флавоноиды могут подавлять нуклеотидсвязывающий домен олигомеризации; воспроизводство семейства генов, богатых лейцином; и Пирин-домен-содержащий 3 (NLRP3) инфламмасому.

Исследования In vitro также показывают, что флавоноиды ингибируют экспрессию белка iNOS и мРНК и, следовательно, снижают перепроизводство NO.

Потребление богатых флавоноидами ягод черноплодной рябины снижает окислительный стресс в толстой кишке и кишечнике мышей с колитом.

Ингибирование окислительного стресса, по-видимому, является центральным механизмом противовоспалительной активности в моделях колита у грызунов.

4.7. Протеасома, эндоплазматический ретикулум и митохондрии (PERM)

Всё больше данных свидетельствуют о том, что флавоноиды могут воздействовать на протеасому, эндоплазматический ретикулум и митохондрии, а также на другие вспомогательные компоненты, такие как пероксисомы, для модуляции сигнального пути, включая воспаление.

В модели DSS-индуцированного колита нарингин подавлял стресс-индуцированную аутофагию ER в клетках колоректальной слизистой оболочки и таким образом ослаблял тяжесть колита. Производное мирицетина предотвращало язвенный колит и колоректальную опухоль путём ослабления сильного ER-стресса в воспалённых клетках слизистой оболочки толстой кишки в мышиной модели азоксиметан/DSS. Кверцетин снижал ER-стресс и воспаление через активацию PI3K/Akt и подавление JNK, ATF6 и особенно NF-kB.

ВЗК и свежие растительные продукты. Недавние исследования на людях

5. Недавние исследования на людях

Противовоспалительная активность продуктов, богатых полифенолами, хорошо изучена на моделях колита и рака толстой кишки у грызунов.

Напротив, подтверждающие данные исследований на людях ограничены. Предварительные исследования с использованием ресвератрола, куркумина, зелёного чая и черники для лечения неспецифического язвенного колита были многообещающими.

У здоровых взрослых людей потребление богатого галлотанином манго снижало уровень фекального эндотоксина и увеличивало содержание короткоцепочечных жирных кислот в фекалиях.

Потребление людьми, страдающими ожирением, экстракта граната (содержащего флавоноиды и другие полифенолы) в течение трёх недель снижало уровень связывающего ЛПС белка плазмы (ЛБП) — маркера метаболической эндотоксемии. Это изменение было связано с модуляцией Faecalibacterium, Odoribacter и Parvimonas.

Потребление богатого эллагитанином экстракта граната модулировало экспрессию генов, связанных с контролем клеточного цикла и апоптозом, которые нарушаются при раке толстой кишки.

Экстракт граната модулировал экспрессию генов рецептора эпидермального фактора роста (EGFR), тимидилатсинтазы (TYMS), ингибитора циклинзависимой киназы 1А (CDKN1A) в злокачественных тканях толстой кишки, тогда как кластер дифференцировки 44 (CD44) и β-Катенин (CTNNB1) модулировались в злокачественных и нормальных тканях.

Эти изменения не были связаны с метаботипами уролитина. Многообещающие результаты этих исследований поддерживают дальнейшую разработку богатых флавоноидами продуктов для терапевтического применения при воспалительных заболеваниях кишечника и раке толстой кишки.

ВЗК. Богатые флавоноидами продукты могут модулировать биомаркеры, имеющие отношение к воспалению кишечника

6. Выводы

Исследования на людях подтверждают правдоподобность того, что флавоноиды могут быть использованы для лечения или в качестве вспомогательного средства при воспалительных заболеваниях кишечника.

Богатые флавоноидами продукты могут модулировать биомаркеры, имеющие отношение к воспалению кишечника у здоровых людей, но клинические доказательства модуляции иммунной функции кишечника на сегодняшний день ограничены.

Учитывая важность биологической доступности и метаболизма флавоноидов, клеточные исследования противовоспалительной эффективности флавоноидов и иммунной функции должны разрабатываться и интерпретироваться с осторожностью.

Обилие информации указывает на то, что флавоноиды и их метаболиты воздействуют на многочисленные механизмы, связанные с воспалением в кишечнике. Однако важность этих механизмов для терапевтической и профилактической эффективности у людей остаётся нерешённой.

Прогресс в этой области потребует лучшего понимания того, как пищевая матрица и межиндивидуальные различия в метаболизме флавоноидов влияют на здоровье кишечника.

О практическом применении сыроедения для лечения неспецифического язвенного колита, а также результатах, которые удалось достичь, читайте в книге Побеждая НЯК.

Скачать книгу Побеждая НЯК (под редакцией к.м.н. М.С. Рудковского). Автор Алексей Саломатов (pdf)

Литература

1. C.D. Bo, S. Bernardi, M. Marino, M. Porrini, M. Tucci, S. Guglielmetti, A. Cherubini, B. Carrieri, B. Kirkup, P. Kroon, et al. Systematic review on polyphenol intake and health outcomes: is there sufficient evidence to define a health-promoting polyphenol-rich dietary pattern? Nutrients, 11 (2019), Article e1355.

2. F. Shahidi, H. Peng. Bioaccessibility and bioavailability of phenolic compounds. J Food Bioactives, 4 (2018), pp. 11-68.

3. G. Williamson, C.D. Kay, A. Crozier. The bioavailability, transport, and bioactivity of dietary flavonoids: a review from a historical perspective. Comp Rev Food Sci Food Saf, 17 (2018), pp. 1054-1112.

4. G. Borges, J.I. Ottaviani, J.J.J. van der Hooft, H. Schroeter, A. Crozier. Absorption, metabolism, distribution and excretion of (-)-epicatechin: a review of recent findings. Mol Aspects Med, 61 (2018), pp. 18-30.

5. R.P. Feliciano, C.E. Mills, G. Istas, C. Heiss, A. Rodriguez-Mateos. Absorption, metabolism and excretion of cranberry (poly)phenols in humans: a dose response study and assessment of inter-individual variability. Nutrients, 9 (2017), Article e268.

6. E.F. Warner, M.J. Smith, Q. Zhang, K.S. Raheem, D. O’Hagan, M.A. O’Connell, C.D. Kay. Signatures of anthocyanin metabolites identified in humans inhibit biomarkers of vascular inflammation in human endothelial cells. Mol Nutr Food Res, 61 (2017), Article e1700053.

7. A. Gonzalez-Sarrias, M. Romo-Vaquero, R. Garcia-Villalba, A. Cortes-Martin, M.V. Selma, J.C. Espin. The endotoxemia marker lipopolysaccharide-binding protein is reduced in overweight-obese subjects consuming pomegranate extract by modulating the gut microbiota: a randomized clinical trial. Mol Nutr Food Res, 62 (2018), Article e1800160.

8. N. Murphy, D. Achaintre, R. Zamora-Ros, M. Jenab, M.C. Boutron-Ruault, F. Carbonnel, I. Savoye, R. Kaaks, T. Kuhn, H. Boeing, et al. A prospective evaluation of plasma polyphenol levels and colon cancer risk. Int J Cancer, 143 (2018), pp. 1620-1631.

9. C.C. Lee, J.H. Kim, J.S. Kim, Y.S. Oh, S.M. Han, J.H.Y. Park, K.W. Lee, C.Y. Lee. 5-(3′,4′-Dihydroxyphenyl-gamma-valerolactone), a major microbial metabolite of proanthocyanidin, attenuates THP-1 monocyte-endothelial adhesion. Int J Mol Sci, 18 (2017), Article e1363.

10. R. Pei, D.A. Martin, J. Valdez, J. Liu, R. Kerby, F. Rey, J. Smyth, Z. Liu, B.W. Bolling. Dietary prevention of colitis by aronia berry is mediated through T cell IL-10 and increased Th17 and Treg. Mol Nutr Food Res, 63 (2019), Article e1800985.

11. J.D. Abron, N.P. Singh, R.L. Price, M. Nagarkatti, P.S. Nagarkatti, U.P. Singh. Genistein induces macrophage polarization and systemic cytokine to ameliorate experimental colitis. PLoS One, 13 (2018), Article e0199631.

12. K. Kawabata, Y. Yoshioka, J. Terao. Role of intestinal microbiota in the bioavailability and physiological functions of dietary polyphenols. Molecules, 24 (2019), Article e370.

13. Flavonoids and the gastrointestinal tract: local and systemic effects. Mol Aspects Med, 61 (2018), pp. 41-49.

14. K. Radulovic, S. Normand, A. Rehman, A. Delanoye-Crespin, J. Chatagnon, M. Delacre, N. Waldschmitt, L.F. Poulin, J. Iovanna, B. Ryffel, et al. A dietary flavone confers communicable protection against colitis through NLRP6 signaling independently of inflammasome activation. Mucosal Immunol, 11 (2018), pp. 811-819.

15. F.F. Anhe, R.T. Nachbar, T.V. Varin, V. Vilela, S. Dudonne, G. Pilon, M. Fournier, M.A. Lecours, Y. Desjardins, D. Roy, et al. A polyphenol-rich cranberry extract reverses insulin resistance and hepatic steatosis independently of body weight loss. Mol Metab, 6 (2017), pp. 1563-1573.

16. H. Plovier, A. Everard, C. Druart, C. Depommier, M. Van Hul, L. Geurts, J. Chilloux, N. Ottman, T. Duparc, L. Lichtenstein, et al. A purified membrane protein from Akkermansia muciniphila or the pasteurized bacterium improves metabolism in obese and diabetic mice. Nat Med, 23 (2017), pp. 107-113.

17. N. Bekiares, C.G. Krueger, J.J. Meudt, D. Shanmuganayagam, J.D. Reed. Effect of sweetened dried cranberry consumption on urinary proteome and fecal microbiome in healthy human subjects. Omics, 22 (2018), pp. 145-153.

18. L. Hu, C. Wu, Z.J. Zhang, M.C. Liu, E.M. Prasad, Y. Chen, K. Wang. Pinocembrin protects against dextran sulfate sodium-induced rats colitis by ameliorating inflammation, improving barrier function and modulating gut microbiota. Front Physiol, 10 (2019), p. 908.

19. M.A. Polewski, D. Esquivel-Alvarado, N.S. Wedde, C.G. Kruger, J.D. Reed. Isolation and characterization of blueberry polyphenolic components and their effects on gut barrier dysfunction. J Agric Food Chem (2019).

20. L. Chen, H. Teng, Z. Jia, M. Battino, A. Miron, Z.L. Yu, H. Cao, J.B. Xiao. Intracellular signaling pathways of inflammation modulated by dietary flavonoids: the most recent evidence. Crit Rev Food Sci Nutr, 58 (2018), pp. 2908-2924.

21. X. Ran, Y.H. Li, G.X. Chen, S.P. Fu, D.W. He, B.X. Huang, L.B. Wei, Y.Q. Lin, Y.C. Guo, G.Q. Hu. Farrerol ameliorates TNBS-induced colonic inflammation by inhibiting ERK1/2, JNK1/2, and NF-kappa B signaling pathway. Int J Mol Sci, 19 (2018), p. 2037.

22. R. Pei, J. Liu, D.A. Martin, J. Valdez, J. Jeffery, G. Barrett-Wilt, Z. Liu, B.W. Bolling. Aronia berry supplementation mitigates inflammation in T cell transfer-induced colitis by decreasing oxidative stress. Nutrients, 11 (2019), p. 1316.

23. K.R.R. Rengasamy, H. Khan, S. Gowrishankar, R.J.L. Lagoa, F.M. Mahomoodally, Z. Khan, S. Suroowan, D. Tewari, G. Zengin, S.T.S. Hassan, et al. The role of flavonoids in autoimmune diseases: therapeutic updates. Pharmacol Ther, 194 (2019), pp. 107-131.

24. Y.S. Zhang, F. Wang, S.X. Cui, X.J. Qu. Natural dietary compound naringin prevents azoxymethane/dextran sodium sulfate-induced chronic colorectal inflammation and carcinogenesis in mice. Cancer Biol Ther, 19 (2018), pp. 735-744.

25. F. Wang, Z.Y. Song, X.J. Qu, F. Li, L. Zhang, W.B. Li, S.X. Cui. M10, a novel derivative of myricetin, prevents ulcerative colitis and colorectal tumor through attenuating robust endoplasmic reticulum stress. Carcinogenesis, 39 (2018), pp. 889-899.

26. V.P. Venancio, H. Kim, M.A. Sirven, C.D. Tekwe, G. Honvoh, S.T. Talcott, S.U. Mertens-Talcott. Polyphenol-rich mango (Mangifera indica L.) ameliorate functional constipation symptoms in humans beyond equivalent amount of fiber. Mol Nutr Food Res, 62 (2018), Article e1701034.

27. M.A. Avila-Galvez, A. Gonzalez-Sarrias, J.C. Espin. In vitro research on dietary polyphenols and health: a call of caution and a guide on how to proceed. J Agric Food Chem, 66 (2018), pp. 7857-7858.

Похожие статьи

shares