Пробиотики при НЯК. Терапевтическое применение пробиотиков при язвенном колите

Пробиотики при НЯК. Терапевтическое применение пробиотиков при язвенном колите8

ОГЛАВЛЕНИЕ

1. Введение
2. Пробиотики при неспецифическом язвенном колите
3. Последние достижения в лечении неспецифического язвенного колита
4. Выводы и перспективы на будущее


Пробиотики — это живые микроорганизмы, которые при употреблении в пищу несут пользу для здоровья и обладают терапевтическим действием, что особенно важно в случае применения их в лечении таких заболеваний как неспецифический язвенный колит (НЯК).

Пробиотические бактерии играют решающую роль в поддержании гомеостаза кишечной микробиоты, укреплении барьерной функции кишечника и иммунных реакций хозяина.

Таким образом, для борьбы с хроническим воспалением при НЯК и улучшения качества жизни пациентов, пробиотические добавки становятся терапевтическим вариантом, представляющим большой интерес.

Несколько исследований показали, что пробиотики так же эффективны, как и традиционная лекарственная терапия, используемая при лечении НЯК.

Здесь мы обобщили основные результаты клинических исследований, проведённых на пациентах с язвенным колитом, где пробиотики используются отдельно или в сочетании с традиционной терапией.

Современные подходы к лечению неспецифического язвенного колита. Обзор научных исследований

1. Введение

Неспецифический язвенный колит (НЯК) — это хроническое, рецидивирующее воспаление кишечника, при котором гистопатологические исследования позволяют выявить язвы, присутствующие во внутренней оболочке толстой и прямой кишки.

Заболевание в основном поражает население в возрасте 15-25 и 55-65 лет с клиническими симптомами, такими как спазмы и боли в животе, диарея с кровью или гноем, ректальные боли и кровотечения, срочность дефекации, усталость, лихорадка и потеря веса.

Недавнее исследование сообщает, что случаи НЯК наиболее высоки в Норвегии и США, где его распространённость составляет 505 и 286 случаев на 100 000 человек соответственно.

Многофакторные причины, состоящие из микробиоты кишечника, возраста, генетики, высококалорийной диеты, курения, аппендэктомии и западного образа жизни, ответственны за этиологию заболевания.

Примечательно, что гомеостаз кишечника играет ключевую роль в иммунитете хозяина и его нарушении, вызывая повышение провоспалительных маркеров, что приводит к развитию диффузного воспаления толстой кишки в области прямой кишки у больных НЯК.

Основой терапии для достижения ремиссии НЯК является пероральная и ректальная доставка 5-Аминосалицилатов (месалазин, сульфасалазин, бальсалазид и олсалазин) при лёгкой и умеренной степени заболевания.

Пероральные кортикостероиды (преднизолон) или внутривенные стероиды (гидрокортизон или метилпреднизолон) используются для лечения умеренных и тяжёлых пациентов с НЯК.

Антитела к фактору некроза опухоли (ФНО)-α (Инфликсимаб, Адалимумаб и Голимумаб) могут быть использованы в качестве лечения пациентов, не реагирующих на кортикостероиды.

После достижения ремиссии у пациентов с НЯК для предотвращения рецидива заболевания рекомендуется поддерживающая терапия. Она включает 5-Аминосалицилаты, анти-ФНО-α, тиопурины (Азатиоприн и 6-меркаптопурин), анти-интегрин (Ведолизумаб) или ингибитор янус-киназы (Тофацитиниб).

Обычные методы лечения вызывают определённые побочные эффекты, такие как боль в животе, головная боль, увеличение веса, рвота, катаракта, панкреатит, остеопороз, перепады настроения, злокачественные новообразования, лимфопения и т.д.

Таким образом, поиск альтернативных стратегий лечения НЯК, направленных на улучшение качества жизни, является новой областью, представляющей большой интерес.

Пробиотики — это живые микроорганизмы с разнообразным спектром полезных свойств, играющие преобладающую роль в защите кишечника.

Использование пробиотиков влияет на различные участки человеческого организма, включая кожу, ротовую полость, желудочно-кишечный тракт, дыхательные пути, мочевыводящие и репродуктивные пути и т.д.

Клинические исследования также сообщают об использовании пробиотиков у детей, взрослых, пожилых людей и лиц с ослабленным иммунитетом, дающих преимущества для здоровья.

Пробиотики действуют через многофакторные механизмы, такие как модификация кишечной флоры, укрепление целостности барьера слизистой оболочки кишечника, уменьшение колонизации патогенами, подавление повышенных иммунных реакций и производство короткоцепочечных жирных кислот, аминокислот, витаминов, ферментов и т.д.

Различные механизмы, проявляемые пробиотиками в отношении их биологических эффектов, представлены на рисунке 1.

Пробиотики при НЯК. Многофакторные механизмы, связанные с пробиотиками
Рисунок 1 – Многофакторные механизмы, связанные с пробиотиками

Состав микрофлоры кишечника сильно связан с патогенезом НЯК, так как его дисрегуляция усиливает воспалительные реакции.

Недавние исследования показали, что пробиотические препараты, состоящие из одного или нескольких видов бактерий, таких как кисломолочные бифидобактерии BIFICO, BIOTHREE, VSL#3, Ecologic®825, играют важную роль в лечении и улучшении качества жизни пациентов с НЯК.

В этом обзоре мы акцентируем внимание на последних достижениях в области роли пробиотиков (отдельно или в комбинации) с традиционной лекарственной терапией в лечении америоляции заболеваний.

Пробиотики при НЯК. Обзор клинических исследований, опубликованных в период с 2004 по 2020 гг

2. Пробиотики при неспецифическом язвенном колите

Различные клинические исследования за последние два десятилетия, проведённые с целью оценки эффективности пробиотиков в лечении НЯК, описаны в таблице 1.

Таблица 1 – Клинические исследования, включающие введение пробиотиков при лечении неспецифического язвенного колита (НЯК)

1 Лечение язвенного колита пробиотиками
Пробиотики в лечении неспецифического язвенного колита
Какие пробиотики принимать при НЯК
НЯК и пробиотики. Новости НЯК
Как подобрать пробиотики при НЯК
НЯК и микрофлора кишечника. Влияние пробиотиков
Пробиотики при язвенном колите. Какие лучше
Пробиотик Ecologic825 при НЯК

В исследовании, проведённом группой Kruis и др. (2004 г.), пероральное введение пробиотических бактерий Escherichia coli Nissle 1917 показало терапевтическую эффективность в поддержании ремиссии НЯК, эквивалентную стандартному препарату месалазину.

В этом исследовании 327 пациентов в ремиссии в возрасте 18-70 лет, индексом клинической активности (CAI) и эндоскопическим индексом ≤4 были сгруппированы для получения либо пробиотической дозы по две капсулы ежедневно (2,5−25×10^9 живых бактерий на капсулу), либо дозы месалазина (500 мг три раза в день) в течение 12 месяцев.

Частота рецидивов составила 40/110 (36,4%) и 38/112 (33,9%) в группе пробиотиков и месалазина соответственно. Как сообщалось, никакой существенной разницы в частоте рецидивов и показателях гистологии между двумя группами не наблюдалось.

Общие результаты подтверждают, что введение Е. coli Nissle 1917 эффективно и безопасно для поддержания ремиссии у пациентов с НЯК.

Далее, группа под руководством Henker (2008 г.) сообщает об эффективности пробиотических бактерий E. coli Nissle 1917 в успешном поддержании ремиссии НЯК у молодых пациентов возрастной группы 11-18 лет.

В это исследование были включены 34 пациента в ремиссии в течение не менее трёх месяцев, имеющие CAI<4 и принимающие месалазин в качестве поддерживающей терапии.

24 пациента перешли на пробиотическую терапию по две капсулы в день (2,5×10^10 живых бактерий на капсулу), а 10 пациентов продолжали приём месалазина в суточной дозе 1,5 г в течение 12 месяцев.

Частота рецидивов составила 25% (6/24) в группе пробиотиков и 30% (3/10) в группе месалазина. Примечательно, что в обеих группах не было зарегистрировано никаких серьёзных побочных эффектов.

Вышеприведённые исследования посвящены эффективности и безопасности пробиотической бактерии E. coli Nissle 1917 в лечении молодых и взрослых пациентов с НЯК, а также представляют собой альтернативную перспективу стандартному препарату месалазин.

Группа Zocco (2006 г.) оценила эффективность пробиотического штамма Lactobacillus rhamnosus GG (LGG) отдельно и в комбинации с месалазином в поддержании ремиссии НЯК.

В это исследование были включены 187 пациентов с CAI<4, которые были разделены на три группы:

  • (А) 65 пациентов получали только LGG (18×10^9 жизнеспособных бактерий/сут через две пероральные дозы);
  • (B) 60 пациентов получали таблетки месалазина (800 мг три раза в день);
  • (C) 65 пациентов получали LGG (18×10^9 жизнеспособных бактерий/сут через две пероральные дозы) и таблетки месалазина (800 мг три раза в день) в течение 12 месяцев.

Процент пациентов, сохраняющих клиническую ремиссию в конце 6 и 12 месяцев, составил 91% и 85% в группе (А), 87% и 80% в группе (В) и 94% и 84% в группе (С) соответственно.

Однако существенной разницы в частоте клинических и эндоскопических рецидивов между тремя группами не наблюдалось. Тем не менее, в последующем клиническом исследовании лечение только LGG или комбинацией LGG и месалазина было более эффективным в продлении безрецидивного периода.

В исследовании группы Palumbo (2016 г.) комбинированная терапия, состоящая из стандартного препарата месалазина и пробиотической смеси трёх штаммов (Lactobacillus salivarius, Lactobacillus acidophilus и Bifidobacterium bifidus штамм BGN4), была исследована у пациентов, страдающих умеренным и тяжёлым НЯК, с использованием модифицированного индекса активности болезни Майо (MMDAI).

В этом исследовании 30 пациентов получали только однократную суточную дозу месалазина (1200 мг), а 30 пациентов получали комбинированную терапию месалазином (1200 мг) и двукратное ежедневное введение пробиотической смеси в течение двух лет.

MMDAI в начале и конце испытательного периода составил 10,1±1,4 и 6,1±2,0 у пациентов, получавших только месалазин, и 10,2±1,6 и 4,4±0,8 при комбинированной терапии.

Как сообщалось, при комбинированной терапии наблюдалось более высокое улучшение клинического состояния, индекса заболевания, частоты стула, эндоскопической картины и ректального кровотечения по сравнению с одним только месалазином.

В недавнем исследовании группы Pilarczyk-Żurek (2017 г.) сообщалось о терапевтической эффективности комбинированной терапии, содержащей смесь трёх пробиотических штаммов (Lactobacillus plantarum PL 02, Lactobacillus rhamnosus KL 53A и Bifidobacterium longum PL 03) и месалазина в индуцировании и поддержании ремиссии у пациентов с НЯК.

Несколько других клинических испытаний также продемонстрировали благотворная роль пробиотиков в комбинированной терапии со стандартным препаратом для лечения НЯК.

Группа Tamaki (2016 г.) провела двойное слепое плацебо-контролируемое исследование введения Bifidobacterium longum 536 японским пациентам с НЯК лёгкой и средней степени тяжести.

Были включены 56 взрослых пациентов с индексом активности НЯК (UCDAI) 3-9; 28 пациентов были дополнены дозой 2-3×10^11 сублимированных пробиотических бактерий, а остальные 28-плацебо (декстрин) три раза в день в течение 8 недель.

Как сообщалось, лечение пробиотическими бактериями привело к тому, что у 62,5% пациентов наступила ремиссия по сравнению с 52% пациентов в группе плацебо.

Введение пробиотиков привело к снижению индекса активности заболевания (UCDAI скор ≤ 2), а субскор Майо показал значительное улучшение показателей ректального кровотечения и повреждения слизистой оболочки по сравнению с группой плацебо в конце 8 недель.

Важно отметить, что ни в одной группе не было зарегистрировано серьёзных побочных эффектов.

Группа Yasueda (2016 г.) сообщила об успешном использовании пробиотических бактерий Clostridium butyricum MIYAIRI в профилактике пучитов у пациентов с НЯК, перенёсших хирургическое вмешательство.

В этом рандомизированном и плацебо-контролируемом исследовании 9 пациентов в группе пробиотиков получали дозу 20 мг, а 8-ми пациентам в группе плацебо вводили лактозу три раза в день в течение 24 месяцев.

В конце исследования сообщалось, что образование пучита наблюдалось у 50% и 11% пациентов в группе плацебо и пробиотиков соответственно.

Пациенты в группе плацебо показали повышенный риск развития пучита по сравнению с пациентами в группе пробиотиков. Кроме того, в группе пробиотиков уровень сывороточного С-реактивного белка (СРБ) значительно снизился после терапии, но достоверной разницы в содержании общих белков сыворотки крови между двумя группами не наблюдалось.

В целом, данное исследование представляет собой полезное использование пробиотического штамма (Clostridium butyricum MIYAIRI) в профилактике развития пучита у пациентов с НЯК после операции.

Помимо однократного штаммового пробиотического препарата, многие группы также проводили клинические исследования с использованием многокомпонентных пробиотических смесей, таких как BIFICO, BIO-THREE, VSL#3, Ecologic®825 и др..

Группа Cui (2004 г.) изучала влияние пробиотиков (BIFICO) на слизистую оболочку кишечника пациентов с активным НЯК. 30 пациентов, получавших стандартную терапию (сульфасалазин и глюкокортикоиды), были рандомизированы в две группы для получения либо пробиотической капсулы BIFICO (Bifidobacterium longum, Enterococcus faecalis и Lactobacillus acidophilus) по 1,26 г/сут, либо плацебо (крахмал) в течение 8 недель.

В конце исследования наблюдалась достоверная разница в частоте рецидивов у пациентов в группе пробиотиков (20%) и группе плацебо (93,3%).

В пробах фекалий пробиотической группы отмечено более высокое содержание грамположительных бактерий (энтерококков и бацилл). В группе пробиотиков уровни экспрессии мРНК интерлейкина (IL)-10 были выше, а экспрессия ФНО-α и IL-1β — ниже.

Приём пробиотиков также приводил к деградации IkB в цитоплазме и понижал экспрессию ядерного фактора каппа би (NF-kB) в ядре. Это исследование убедительно сообщает о значительной роли приёма пробиотиков в снижении хронического воспаления слизистой оболочки у пациентов с НЯК.

Небольшое исследование группы Tsuda (2007 г.) было проведено для оценки эффективности BIO-THREE (Streptococcus faecalis T-110, Clostridium butyricum TO-A и Bacillus mesentericus TO-A) в лечении больных НЯК, не реагирующих на традиционную медикаментозную терапию.

20 пациентов с лёгким и умеренным дистальным НЯК были рандомизированы для получения девяти BIO-THREE таблеток в день в течение 4 недель.

Комбинированная индукция ремиссии и частота ответа 55% наблюдались у пациентов наряду с более низким баллом UCDAI в конце исследования.

Анализ фекальных образцов пациентов, получавших пробиотики, с помощью полиморфизма длины терминальных рестрикционных фрагментов (T-RFLP) показал более высокое количество видов бифидобактерий, что свидетельствует о том, что приём пробиотической смеси приводил к улучшению кишечной микробиоты.

Аналогичным образом, группа Yoshimatsu (2015 г) также сообщила об эффективности BIO-THREE в поддержании клинической ремиссии у пациентов с неактивным НЯК.

VSL#3 — это сильная пробиотическая смесь, состоящая из восьми различных штаммов бактерий, в том числе трёх штаммов родов Bifidobacterium (B. breve, B. infantis и B. longum), четырёх штаммов, принадлежащих к родам Lactobacillus (L. acidophilus, L. delbrueckii ssp. Bulgaricus, L. casei и L. plantarum) и термофильной бактерии Streptococcus salivarius ssp..

Недавно было опубликовано несколько многообещающих исследований о благотворной роли VSL#3 в улучшении состояния больных. Введение VSL#3 приводило к улучшению состава кишечной микробиоты, усилению барьерной функции кишечника и защитного иммунного ответа хозяина.

Баланс между провоспалительными и противовоспалительными цитокинами играет ключевую роль в развитии заболевания. VSL#3 играет потенциальную роль в модуляции экспрессии муцинов в эпителиальных клетках и секреции противовоспалительного цитокина IL-10.

VSL#3 также может ингибировать активность митоген-активированной протеинкиназы p38, активацию NF-kB и секрецию IL-6, IL-8, ФНО-α и гамма-интерферона (IFNy).

Группа Bibiloni (2005 г.) сообщила о безопасности и эффективности VSL#3 в клинической ремиссии НЯК у пациентов, не реагирующих на месалазин. Из 46 пациентов 34 были рандомизированы для получения VSL#3 (3,6×10^12 бактерий каждый день) в течение шести недель.

Комбинированная индукция ремиссии / ответа составила 77% у пациентов, не отвечавших на традиционную терапию. Улучшение индекса заболевания (UCDAI≤2) наблюдалось у 53% пациентов и не сопровождалось нежелательными явлениями.

Амплификация гена 16S рРНК с помощью ПЦР-денатурирующего градиентного гель-электрофореза выявила два штамма VSL#3 (Streptococcus salivarius ssp. thermophilus и Bifidobacterium infantis) в биоптатах трёх пациентов в стадии ремиссии.

Это исследование демонстрирует роль VSL#3 в качестве альтернативной терапии у пациентов, не отвечающих на стандартную терапию.

В плацебо-контролируемом двойном слепом исследовании группы Miele (2009 г.) изучалась эффективность VSL#3 у педиатрических пациентов с НЯК.

В исследование были включены 29 детей со средним возрастом 9,8 лет с диагнозом активный НЯК. В этом 12-месячном исследовании пациенты были рандомизированы в две группы для получения VSL#3 (n=14) или плацебо (n=15) в сочетании со стандартной терапией (метил-преднизолон и мезаламин).

Ремиссия была достигнута у 36% и 93% педиатрических пациентов в группе плацебо + стандартная терапия и группе пробиотик + стандартная терапия соответственно.

Частота рецидивов, средние эндоскопические и гистологические показатели были значительно ниже в группе пробиотиков. Эти результаты наглядно продемонстрировали роль VSL#3 в улучшении состояния больных.

Кишечные дендритные клетки играют ключевую роль в возникновении воспалительных реакций и прогрессировании заболевания. Чтобы оценить потенциальную роль VSL#3 в иммунных реакциях дендритных клеток, учёные под руководством Ng (2010 г.) провели исследование.

28 пациентов с оценкой UCDAI (3-8 баллов) были разделены на две группы. Пробиотическая группа из 14 пациентов получала VSL#3 (3,6×10^12 живых бактерий в сутки), а остальные 8 пациентов получали кукурузный крахмал в группе плацебо.

У 10 из 14 пациентов в группе пробиотиков наблюдался клинический ответ по сравнению с 5 из 14 пациентов в группе плацебо.

Сообщалось, что пациенты в пробиотической группе имели более низкую экспрессию Toll-подобного рецептора (TLR)-2 и IL-12p40 дендритными клетками толстой кишки наряду со значительно увеличенной продукцией противовоспалительного цитокина IL-10.

Это исследование приписывает решающую роль VSL#3 в иммуномодуляции. В соответствии с этими исследованиями VSL#3, другие исследовательские группы также сообщили о роли VSL#3 в индукционной и поддерживающей ремиссионной терапии НЯК (Рисунок 2).

Пробиотик VSL#3 в лечении НЯК. Пробиотики при язвенном колите
Рисунок 2 — Клинические исследования, проведённые различными группами с использованием пробиотической смеси VSL#3 для лечения НЯК

В недавнем исследовании группы Altun (2019 г) оценивалась эффективность синбиотической терапии у пациентов с НЯК лёгкой и средней степени тяжести.

40 пациентов были включены и рандомизированы в две группы. В течение 8 недель 20 пациентов в синбиотической группе получали пребиотическую клетчатку (фруктоолигосахарид) и смесь шести пробиотических штаммов (Enterococcus faecium, Lactobacillus plantarum, Streptococcus thermophilus, Bifidobacterium lactis, Lactobacillus acidophilus, Bifidobacterium longum), а остальные 20 пациентов находились в группе плацебо.

Как сообщалось, 55,6% пациентов в группе синбиотиков достигли ремиссии, наряду с улучшением индекса клинической активности, снижением показателей СРБ и седиментации. Таким образом, синбиотическая терапия представляет собой новую перспективу в лечении пациентов с НЯК.

Группа Chen (2019 г.) изучала роль пробиотика в качестве дополнения к стандартному препарату для лечения НЯК. В 12-недельном исследовании 25 пациентов с UCDAI 3-10 были рандомизированы в две группы. 12 пациентов были определены в пробиотическую группу, где получали Probio-Fit®, содержащий (Lactobacillus casei Zhang, Lactobacillus plantarum P-8 и Bifidobacterium animalis ssp. lactis V9), а остальные 13 пациентов находились в группе плацебо.

Всем 25 пациентам в течение 12 недель вводили стандартный препарат месалазин (доза 60 мг/кг/сут). В конце исследования частота ремиссии составила 92% и 69% в группе пробиотиков и группе плацебо соответственно.

В группе пробиотиков было отмечено значительное снижение индекса UCDAI, частоты стула и частоты ректальных кровотечений. Анализ микробиоты кишечника с использованием амплификации гена 16S рРНК показал, что у пациентов в пробиотической группе было более высокое количество полезных бактерий, включая Bacteroides fragilis, Eubacterium ramulus, Pediococcus pentosaceus и Weissella cibaria. Это исследование обосновывает роль пробиотиков в качестве вспомогательного средства для лечения НЯК.

Из последних публикаций следует выделить исследование, проведённое под руководством van der Waal (2019 г.). Учёные пришли к выводу о решающей роли потребления пробиотиков в улучшении качества жизни пациентов с НЯК.

В исследование были включены 23 пациента с НЯК лёгкой и средней степени тяжести, из которых 14 получали многовидовой пробиотик Ecologic®825, состоящий из девяти штаммов бактерий (общая доза 7,5×10^9 в сутки), а 9 пациентов, не получавших пробиотические бактерии, в данном исследовании выступили в качестве контрольной группы.

Для оценки качества жизни пациентов с НЯК были исследованы различные критерии, включающие влияние на психологическую, физическую и социальную сферы.

Как сообщалось, 57% пациентов положительно отреагировали на потребление пробиотиков наряду с улучшением качества жизни. Таким образом, благоприятная роль пробиотических вмешательств в улучшении качества жизни пациентов с НЯК является важным аспектом лечения.

Новое в лечении язвенного колита. Последние достижения в лечении НЯК

3. Последние достижения в лечении неспецифического язвенного колита

При лечении НЯК выбор медикаментозной терапии зависит от клинической тяжести заболевания. Традиционные методы лечения включают 5-АСК, тиопурины, кортикостероиды, анти-ФНО-агенты, анти-интегрин и ингибиторы кальциневрина. Но все же, значительная часть пациентов не в состоянии реагировать на эти препараты и требует колэктомии.

Недавно Европейское агентство по лекарственным средствам (EMA) и Управление по контролю за продуктами и лекарствами США (US FDA) одобрили низкомолекулярный препарат Тофацитиниб (ингибитор Янус-киназы) для индукционной и поддерживающей ремиссионной терапии НЯК.

Ранее этот препарат также был одобрен для лечения ревматоидного артрита и псориатического артрита.

В последнее время инфликсимаб (Inflectra, Ixfi и Renflexis) и биоаналоги адалимумаба (Amjevita, Cyltezo и Hyrimoz) получили нормативное одобрение EMA и FDA США для лечения воспалительных заболеваний.

Биоаналоги имитируют действие биологических препаратов, которые одобрены мировыми регулирующими органами, и призваны снизить стоимость лечения.

Кроме того, изучаются новые подходы в лечении НЯК, такие как антисмысловые олигонуклеотиды (Аликафорсен), трансплантация фекальной микробиоты и терапия стволовыми клетками.

Эти новые подходы направлены на восстановление баланса микробиоты кишечника и заживление хронических повреждений, вызванных НЯК.

Клинические испытания также проводятся с использованием нескольких комбинированных методов лечения, чтобы расширить спектр вариантов лечения.

Будущее лечение НЯК. Выводы по текущим исследованиям и перспективы на будущее

4. Выводы и перспективы на будущее

Пробиотические бактерии оказывают благотворное воздействие на человека-хозяина посредствам многофакторных механизмов. Сбалансированная микробиота кишечника и защитные противовоспалительные реакции играют ключевую роль в улучшении НЯК у пациентов.

Несколько исследовательских групп сообщили о клинической эффективности пробиотиков самостоятельно или в комбинации со стандартными препаратами в индуцировании и поддержании ремиссии НЯК.

Несмотря на то, что было проведено много клинических испытаний, более надёжные, многоцентровые и повторяющиеся клинические испытания с большим числом участников могут обеспечить высокий уровень экспериментальных доказательств относительно облегчения заболевания и улучшения качества жизни пациентов.

Кроме того, наряду с современной медикаментозной терапией могут быть изучены более новые комбинации пробиотических штаммов для получения более плодотворных результатов в лечении язвенного колита.

Литература

1. W. Kruis, P. Fric, J. Pokrotnieks, M. Lukas, B. Fixa, M. Kascak, M.A. Kamm, J. Weismueller, C. Beglinger, M. Stolte, C. Wolff, J. Schulze. Maintaining remission of ulcerative colitis with the probiotic Escherichia coli Nissle 1917 is as effective as with standard mesalazine. Gut, 53 (2004), pp. 1617-1623.

2. J. Henker, S. Muller, M.W. Laass, A. Schreiner, J. Schulze. Probiotic Escherichia coli Nissle 1917 (EcN) for successful remission maintenance of ulcerative colitis in children and adolescents: an open-label pilot study. Z. Gastroenterol., 46 (2008), pp. 874-875.

3. M.A. Zocco, L.Z. dal Verme, F. Cremonini, A.C. Piscaglia, E.C. Nista, M. Candelli, M. Novi, D. Rigante, I.A. Cazzato, V. Ojetti, A. Armuzzi, G. Gasbarrini, A. Gasbarrini. Efficacy of Lactobacillus GG in maintaining remission of ulcerative colitis. Aliment. Pharmacol. Ther., 23 (2006), pp. 1567-1574.

4. V.D. Palumbo, M. Romeo, A. Marino Gammazza, F. Carini, P. Damiani, G. Damiano, S. Buscemi, A.I. Lo Monte, A. Gerges-Geagea, A. Jurjus, G. Tomasello. The long-term effects of probiotics in the therapy of ulcerative colitis: a clinical study, Biomed Pap. Med. Fac. Univ. Palacky Olomouc Czech Repub., 160 (2016), pp. 372-377.

5. P.-Ż. Magdalena, Z.-W. Małgorzata, T. Mach, O. Krzysztof, P. Adamski, P.B. Heczko, S. Grzegorz, M. Strus. Influence of Lactobacillus and Bifidobacterium combination on the gut microbiota, clinical course, and local gut inflammation in patients with ulcerative colitis: a preliminary, single-center, open-label study. J. Prob. Health, 5 (2017), p. 163.

6. H. Tamaki, H. Nakase, S. Inoue, C. Kawanami, T. Itani, M. Ohana, T. Kusaka, S. Uose, H. Hisatsune, M. Tojo, T. Noda, S. Arasawa, M. Izuta, A. Kubo, C. Ogawa, T. Matsunaka, M. Shibatouge. Efficacy of probiotic treatment with Bifidobacterium longum 536 for induction of remission in active ulcerative colitis: a randomized, double-blinded, placebo-controlled multicenter trial. Dig. Endosc., 28 (2016), pp. 67-74.

7. A. Yasueda, T. Mizushima, R. Nezu, R. Sumi, M. Tanaka, J. Nishimura, Y. Kai, M. Hirota, H. Osawa, K. Nakajima, M. Mori, T. Ito. The effect of Clostridium butyricum MIYAIRI on the prevention of pouchitis and alteration of the microbiota profile in patients with ulcerative colitis. Surg. Today, 46 (2016), pp. 939-949.

8. H.H. Cui, C.L. Chen, J.D. Wang, Y.J. Yang, Y. Cun, J.B. Wu, Y.H. Liu, H.L. Dan, Y.T. Jian, X.Q. Chen. Effects of probiotic on intestinal mucosa of patients with ulcerative colitis. World J. Gastroenterol., 10 (2004), pp. 1521-1525.

9. Y. Tsuda, Y. Yoshimatsu, H. Aoki, K. Nakamura, M. Irie, K. Fukuda, N. Hosoe, N. Takada, K. Shirai, Y. Suzuki. Clinical effectiveness of probiotics therapy (BIO-THREE) in patients with ulcerative colitis refractory to conventional therapy. Scand. J. Gastroenterol., 42 (2007), pp. 1306-1311.

10. Y. Yoshimatsu, A. Yamada, R. Furukawa, K. Sono, A. Osamura, K. Nakamura, H. Aoki, Y. Tsuda, N. Hosoe, N. Takada, Y. Suzuki. Effectiveness of probiotic therapy for the prevention of relapse in patients with inactive ulcerative colitis. World J. Gastroenterol., 21 (2015), pp. 5985-5994.

11. R. Bibiloni, R.N. Fedorak, G.W. Tannock, K.L. Madsen, P. Gionchetti, M. Campieri, C. De Simone, R.B. Sartor. VSL#3 probiotic-mixture induces remission in patients with active ulcerative colitis. Am. J. Gastroenterol., 100 (2005), pp. 1539-1546.

12. E. Miele, F. Pascarella, E. Giannetti, L. Quaglietta, R.N. Baldassano, A. Staiano. Effect of a probiotic preparation (VSL# 3) on induction and maintenance of remission in children with ulcerative colitis. Am. J. Gastroenterol., 104 (2009), pp. 437-443.

13. S.C. Ng, Plamondon, M.A. Kamm, A.L. Hart, H.O. Al-Hassi, T. Guenther, A.J. Stagg, S.C. Knight. Immunosuppressive effects via human intestinal dendritic cells of probiotic bacteria and steroids in the treatment of acute ulcerative colitis. Inflamm. Bowel Dis., 16 (2010), pp. 1286-1298.

14. H.K. Altun, E.A. Yıldız, M. Akın. Effects of synbiotic therapy in mild-to-moderately active ulcerative colitis: a randomized placebo-controlled study. Turk. J. Gastroenterol. (2019), p. 313.

15. P. Chen, H. Xu, H. Tang, F. Zhao, C. Yang, L.Y. Kowk, C. Cong, Y. Wu, W. Zhang, X. Zhou. Modulation of Gut Mucosal Microbiota As a Mechanism of Probiotics-based Adjunctive Therapy for Ulcerative Colitis. Available at SSRN 3424193. (2019).

16. M.B. van der Waal, J. Flach, P.D. Browne, I. Besseling-van der Vaart, E. Claassen, L.H.M. van de Burgwal. Probiotics for improving quality of life in ulcerative colitis: exploring the patient perspective. Pharma Nutr., 7 (2019), Article 100139

17. M. Gajendran, P. Loganathan, G. Jimenez, A.P. Catinella, N. Ng, C. Umapathy, N. Ziade, J.G. Hashash. A comprehensive review and update on ulcerative colitis. Dis. Mon., 65 (2019), Article 100851.

18. K. Tripathi, J.D. Feuerstein. New developments in ulcerative colitis: latest evidence on management, treatment, and maintenance. Drugs Context, 8 (2019), Article 212572.

19. L. Kaur, M. Gordon, P.A. Baines, Z. Iheozor-Ejiofor, V. Sinopoulou, A.K. Akobeng. Probiotics for induction of remission in ulcerative colitis. Cochrane Database Syst. Rev., 3 (2020).

20. J.D. Feuerstein, A.C. Moss, F.A. Farraye. Ulcerative colitis. Mayo Clin. Proc., 94 (2019), pp. 1357-1373.

21. S. Sireswar, I. Ghosh, G. Dey. First and second generation probiotic therapeutics for inflammatory bowel disease. Pharma Nutr., 9 (2019), Article 100159.

22. E. Asto, I. Mendez, S. Audivert, A. Farran-Codina, J. Espadaler. The efficacy of probiotics, prebiotic inulin-type fructans, and synbiotics in human ulcerative colitis: a systematic review and meta-analysis. Nutrients, 11 (2019), p. 293.

23. L. Drago. Probiotics and colon cancer. Microorganisms, 7 (2019), pp. 1-11.

24. R.T. Liu, R.F.L. Walsh, A.E. Sheehan. Prebiotics and probiotics for depression and anxiety: a systematic review and meta-analysis of controlled clinical trials. Neurosci. Biobehav. Rev., 102 (2019), pp. 13-23.

25. M. Bustamante, B.D. Oomah, Y. Mosi-Roa, M. Rubilar, C. Burgos-Diaz. Probiotics as an adjunct therapy for the treatment of halitosis, dental caries and periodontitis. Probiotics Antimicrob. Proteins (2019).

26. M. Zhao, J. Burisch. Impact of genes and the environment on the pathogenesis and disease course of inflammatory bowel disease. Dig. Dis. Sci., 64 (2019), pp. 1759-1769.

27. X. Dang, M. Xu, D. Liu, D. Zhou, W. Yang. Assessing the efficacy and safety of fecal microbiota transplantation and probiotic VSL#3 for active ulcerative colitis: a systematic review and meta-analysis. PLoS One, 15 (2020), Article e0228846.

28. L. Peng, Y. Zhong, A. Wang, Z. Jiang. Probiotics combined with aminosalicylic acid affiliates remission of ulcerative colitis: a meta-analysis of randomized controlled trial. Biosci. Rep., 39 (2019). BSR20180943.

29. W. Hui, L.I. Shuhua, L.I. Houzhong, D.U. Fengxia, G. Jie, W.U. Yanmin. Mechanism of probiotic VSL#3 inhibiting NF-κB and TNF-α on colitis through TLR4-NF-κB signal pathway. Iran. J. Public Health, 48 (2019), p. 1292.

30. I. Bjarnason, G. Sission, B. Hayee. A randomised, double-blind, placebo-controlled trial of a multi-strain probiotic in patients with asymptomatic ulcerative colitis and Crohn’s disease. Inflammopharmacology, 27 (2019), pp. 465-473.

31. M.P. Dore, C. Rocchi, N.P. Longo, A.M. Scanu, G. Vidili, F. Padedda, G.M. Pes. Effect of probiotic use on adverse events in adult patients with inflammatory bowel disease: a retrospective cohort study. Probiotics Antimicrob. Proteins, 12 (2020), pp. 152-159.

32. F.D.’ Amico, T.L. Parigi, G. Fiorino, L. Peyrin-Biroulet, S. Danese. Tofacitinib in the treatment of ulcerative colitis: efficacy and safety from clinical trials to real-world experience. Therap. Adv. Gastroenterol., 12 (2019), pp. 1-10.

33. F. Varyani, K. Argyriou, F. Phillips, E. Tsakiridou, G.W. Moran. Profile of Tofacitinib in the treatment of ulcerative colitis: an evidence-based review of recent data. Drug Des. Dev. Ther., 13 (2019), pp. 4091-4105.

34. V.A. Rudrapatna, F. Velayos. Biosimilars for the treatment of inflammatory bowel disease. Pract. Gastroenterol., 43 (2019), pp. 84-91.

35. B.L. Love. Management of patients with inflammatory bowel disease: current and future treatments. Acute Pain, 10 (2019), pp. 1-10.

Похожие статьи

shares