Начало лечения

побеждая няк скачать книгу31

Итак, больница! Заведующая отделением — интеллигентная приятная женщина лет 40. К тому же кандидат медицинских наук! После небольшой беседы с ней, меня разместили в одной из палат. Дальше всё стандартно: строгий больничный режим, отбор анализов, процедуры и т. д.

Встречая с больным НЯК. Его я запомнил на всю жизнь

Со мной в палате с точно таким же заболеванием лежал мужчина худощавого телосложения лет пятидесяти пяти. Бывший кузнец, проработавший до пенсии на металлургическом заводе. Обычный работяга, любящий выпить.

Его доставили в палату после того, как посреди ночи проснулся от жуткой рези в животе. С его слов, боль была настолько сильной, что не мог терпеть и будил криками соседей.

Но для него в этом не было ничего нового. Полтора-два месяца в год он стабильно проводил в больничной палате. Хорошо знал врачей, медсестёр и за долгие годы сдружился с некоторыми «постоянными» больными. Больница была без преувеличения сказать, вторым домом.

Дни, проведённые в палате, идут не так быстро, поэтому у меня было достаточно времени, чтобы узнать его историю. Он рассказал, что уже 10 лет как настигла эта беда.

Когда обнаружили НЯК только вышел на пенсию, но ещё продолжал работать на заводе. Тяжёлый физический труд кузнеца внёс лепту в стремительное развитие болезни.

Кроме того, за время жизни с НЯК ни дня не соблюдал предписаний врача относительно питания и потребления алкоголя. Даже находясь в больнице, к нему каждый день по вечерам приходила жена, принося всякие вкусности.

Да! Поесть он любил! Наворачивал жареные свиные отбивные одну за другой. Тайком выпивал и выкуривал по две пачки в сутки. И так каждый день, пока жили под одной крышей.

Вспоминаю истории, как его часто забирали в отделение полиции. Поводом было то, что он опорожнял кишечник на улице средь бела дня. Конечно, это возмущало доблестных служителей закона, воспринимавших подобное поведение как нарушение общественного порядка. Спустя некоторое время он перестал выходить из дома, даже за сигаретами в ближайший ларёк.

Позднее, спустя какое-то время, сам ни раз оказывался в подобной ситуации, справляя нужду в парках, кустах во дворах и скверах. С ужасом вспоминаю то время! В такие моменты хотелось провалиться сквозь землю от стыда. Ведь не станешь же объяснять прохожим, что у тебя НЯК и подобные поступки неотъемлемая часть поведения больного. Людям свойственно судить по тому, что они видят.

Позднее, спустя какое-то время, сам ни раз оказывался в подобной ситуации, справляя нужду в парках, кустах во дворах и скверах. С ужасом вспоминаю то время!

В один прекрасный день соседа направили на колоноскопию. Ещё не знал, что это такое. До этого проктологи проводили осмотр кишечника поверхностно, вводя прибор на глубину не более полуметра. Но этот мужик хорошо знал, что собой представляет процедура, так как для него она была уже далеко не новой.

Вернулся быстро. Я спросил, как всё прошло. Он сказал, что врач не смог провести осмотр кишечника, так как какие-то спайки помешали прохождению гибкого шланга.

За годы болезни часто вспоминал его. Порой даже завидовал! НЯК настиг, когда он только вышел на пенсию. На работу ходить не надо. Мог просто целыми днями валяться на диване перед телевизором регулярно получая заработанную тяжёлым трудом пенсию.

По правде сказать, он так и делал. Ему не нужно было делать карьеру, заводить семью и прочее. Жизнь медленно клонилась к закату.

Микроклизмы с преднизолоном при обострении НЯК своими руками в домашних условиях

Благодарен ему за то, что научил одному лайфхаку, который в последствии использовал на протяжении 7 лет. Всё дело в том, что врачи растворяют таблетки преднизолона в физрастворе и вводят полученный раствор в прямую кишку через капельницу. Очень длительная процедура, так как преднизолон плохо растворяется и осадок забивает трубку, что препятствует свободному протеканию раствора. К тому же, процедуру нереально проводить в домашних условиях.

Он делал просто! Готовил раствор. Затем всасывал обычной резиновой грушей, после чего вставлял кончик груши в нужное отверстие и опустошал простым нажатием. Процедура занимала считанные секунды и позволяла весь раствор без остатка мгновенно распределить по прямой кишке (подробно см. Приложение).

Последнее, что помню — его слова. Он сказал, НЯК — самое страшное заболевание! Потом обнадёжил сказав, что я молодой и поэтому организм сможет побороть болезнь. Распрощались, пожелав друг другу скорейшего выздоровления. Но это было лишь формальностью. В глазах не увидел ни малейшей искры надежды. Глаза потухшие, взгляд печальный. Отпустили домой и больше его не видел.

На тот момент даже не воспринимал идею, что придётся жить с этим заболеванием возможно всю оставшуюся жизнь. А мне тогда только исполнился 21 год! Почему-то в голове поселилась мысль, что врачи не могут вылечить этого человека, так как ни одного дня за время болезни не сидел на диете и часто пил.

Ох, уж этот ум! Он всегда готов придумать сотни оправданий, чтобы дать увидеть и услышать то, что мы хотим.

Диета при язвенном колите. Мои первые шаги в лечении НЯК

Решил, что десять дней диеты помогут побороть болезнь. Запретил родственникам и друзьями приносить какие-либо продукты. Ел только то, что давали в больничной столовой, строго соблюдая режим и предписания лечащего врача.

Спустя 3—4 дня резко пошёл на поправку. Клизмы с преднизолоном сделали своё дело. Кровь исчезла. Слизи становилось с каждым днём всё меньше. На седьмой день стул полностью вернулся в норму. Все симптомы болезни испарились.

Радости не было предела. Как страшный сон вспоминал эти 2—3 недели скитаний, до того, как очутился в больнице. Ровно неделю потребовалось, чтобы вернуться к нормальной жизни.

Спустя десять дней выписали из больницы. Ещё какое-то время принимал назначенные доктором лекарства. По окончанию лечения вернулся к каждодневным заботам.

Следующие два месяца жил обычной жизнью и практически забыл о недавней болезни. Как-то раз, на учёбе, съел какой-то непонятный салат, который почему-то насторожил. Был слишком голоден, чтобы от него отказаться.

Весь вечер рвало, и проклинал злосчастный салат! Ну вроде бы обычное отравление. С кем не бывает? Но вот на утро, когда отправился в туалет, снова увидел слизь с прожилками крови!

Неужели болезнь вернулась? Даже побледнел от этой мысли! Может пронесёт — кружилась надежда в голове. Но нет! Не пронесло. В ближайшие дни ситуация резко начала ухудшаться. Ничего не оставалось, как отправиться в больницу, из которой выписали два месяца назад.

Как и следовало ожидать, опять направили на госпитализацию. Через несколько дней пришли результаты колоноскопии. Побеседовал с лечащим врачом и то, что она сказала, было как гром среди ясного неба.

Если в прошлый раз было лишь лёгкое поражение слизистой прямой кишки, то теперь болезнью была поражена вся левая сторона кишечника. Учитывая, что длина толстого кишечника около 1,5 метров, то за 2 месяца болезнь проделала путь в 75 см вглубь.

Если в прошлый раз было лишь лёгкое поражение слизистой прямой кишки, то теперь болезнью была поражена вся левая сторона кишечника.

Осознал, что пока наслаждался жизнью эти два месяца, болезнь быстрыми темпами прогрессировала, день за днём. Коварная зараза! Ведь пока думал, что с ней покончено, она тихо и бесшумно распространялась по организму, захватывая всё новые и новые участки, пока не настал подходящий момент (просроченный салат), чтобы болезнь могла проявиться в полной мере.

На этот раз лечение было знакомо. Ничего нового. Анализы, клизмы с преднизолоном — всё, как и в прошлый раз. Да, быстро становилось лучше. Проявления болезни пропадали. Но уже этому особо не радовался, так как понимал, что врачи всего лишь сбивают симптомы.

Через несколько дней лежания в больнице меня пригласил лечащий врач пройти в ординаторскую для беседы. Доктор сказала, что больница включена в международную программу испытаний инновационного препарата для лечения НЯК под названием «Будесонид».

Буденофальк. Будесонид в лечении НЯК. Мой опыт применения препарата

Со слов врача, это было принципиально новое лекарство. Своего рода прорыв в области лечения НЯК. Масштабы программы впечатляли! План предусматривал отбор пациентов с НЯК начальной и средней стадии по всему миру. Финляндия, Норвегия, Россия и ещё ряд стран были включены в программу.

Заболевание как раз перешло из лёгкой формы в состояние средней тяжести. Она заявила, что намерена, включить меня в программу, и спросила, что по этому поводу думаю.

Конечно, согласился, не задумываясь! Масштабы эксперимента действительно впечатляли. Лучшие умы мира сосредоточили усилия на поиске лекарства от НЯК. Это вселило веру в благополучный исход.

Осталось ждать звонка с приглашением лечь в очередной раз в больницу в рамках программы по испытанию экспериментального препарата. Ну, а пока, завершил пребывание в больничной палате. Симптомы болезни, как и в прошлый раз, полностью исчезли.

Салофальк VS Сульфасалазин. Врач порекомендовала отказаться от сульфасалазина из-за большого списка побочных действий

Когда выписывали, лечащий врач сказал, что должен принимать таблетки постоянно, не зависимо от самочувствия. Ещё она порекомендовала отказаться от сульфасалазина в пользу более современного препарата под названием «Салофальк».

Препарат стоил значительно дороже и к тому же, его трудно было достать. Но доктор аргументировал позицию тем, что этот препарат менее токсичен, а так, как я ещё очень молод и вся жизнь впереди, лучше не экономить.

В подтверждение слов привела рассказ о том, как к ней доставляли пациентов, долгое время принимавших сульфасалазин. Так вот эти бедняги еле вставали с постели и с трудом доходили до туалета по стенке. Убедительный пример в пользу отказа от сульфасалазина. Решил последовать рекомендациям лечащего врача.

После выписки из больницы снова вернулся к нормальной жизни. Но в отличие от первого раза знал, что болезнь так просто не оставит. Внимательно следил за питанием, регулярно принимал салофальк и выполнял все рекомендации врача.


Прошло какое-то время. Позвонили из больницы. Голос в трубке сообщил, что мою кандидатуру одобрили для включения в программу по испытанию будесонида.

Прибыл в больницу на встречу с лечащим врачом. Там сообщили, что все пациенты будут в случайном порядке распределены в подгруппы. Каждой подгруппе будет ежедневно выдаваться определённое количество лекарства от самой максимально разрешённой дозы до обычных пустышек, не содержащих лечащего вещества. Причём никто не будет знать в какую подгруппу зачислят меня и, следовательно, какую концентрацию лекарства буду получать.

Интересно, что если за время испытания препарат поможет пациенту, организаторы мероприятия обязуются за свой счёт долечить больного. Это идея мне очень понравилась! Осталось надеяться, что не попаду в группу, где будут выдаваться пустышки.

Ещё одним обязательным условием было проведение колоноскопии и взятие образцов слизистой кишечника до и после завершения испытаний. Эта новость, мягко сказать, не обрадовала. Знаете, процедура, при которой в кишечник засовывают шланг толщиной с палец и длиной в полтора метра, мало приятная.

К тому же, это были третья и четвёртая колоноскопия за последние полгода, не считая осмотра кишечника у двух проктологов из частных клиник.

Но что поделать! Отступать нельзя! Не стали класть в больницу, что было достаточно удобно, учитывая, что учился на последнем курсе и на горизонте маячила защита диплома.

Честно сказать, подход к лечению сразу понравился. В больницу поступали безымянные пронумерованные коробочки с препаратом, которые вскрывались врачами в моём присутствии.

Экспериментальное лечение началось с колоноскопии. Выдали какие-то специальные фирменные одноразовые трусы, предназначенные для процедуры.

Колоноскопия при НЯК. Что чувствует пациент с язвенным колитом при колоноскопии

И вот лежу на столе, а врач проталкивает шланг всё глубже и глубже. Судя по словам, ей было интересно увиденное. Она выбежала в коридор и через минуту вернулась с толпой студентов, в руках которых были блокнотики и ручки.

Она восторженно говорила что-то типа:

«Только посмотрите на это! НЯК в чистом виде! Болезнь протекает точь-в-точь, как описано в классических учебниках».

Студенты по очереди подходили и рассматривали мой внутренний мир через экран монитора. Согласитесь, не очень приятно молодому парную лежать голышом, позволяя рассматривать себя ровесникам. Ну что поделать? Это будущие врачи. Им нужно учиться!

Потом ребята ушли, и специалист закончил работу. Всё было, как и в прошлый раз. Болезнь находилась в стадии ремиссии. Левая сторона кишечника по-прежнему была поражена НЯК. Ничего нового.

После этой малоприятной процедуры болезнь снова перешла в активное состояние. Но микроклизмы с преднизолоном было запрещено делать. Нельзя отклоняться от программы лечения! Поэтому принимал выдаваемый препарат и вёл дневник, куда каждый день записывал количество походов в туалет и температуру.

Чтобы болезнь не сильно отвлекала от учёбы, серьёзно ужесточил диету. Ел только протёртую отварную пищу практически без соли.


И вот настал долгожданный последний день лечения. Как и в прошлый раз, пришёл на колоноскопию. Настроение было хорошим. Врач вспомнил меня, и мы обменялись парой дружелюбных фраз. Даже, по-моему, она пошутила на какую-то тему.

Ещё с первого посещения эта женщина мне сразу понравилась. На вид ей было около 55 лет. Однозначно была профессионалом в своём деле. Могла искусно обращаться с прибором, и при этом, понимая, что чувствует пациент, в нужный момент приободрить, поддержать, а в некоторых уместных случаях даже добродушно пошутить.

Она приступила к работе, источая во все стороны позитивную энергию. Но вот только ввела прибор, настроение сразу изменилось. Не знаю, как это описать, но было похоже на странную смесь печали и жалости ко мне.

Сразу уловил изменение в настроении и понял, что дела не очень. Она завершила работу, походу произнося фразы типа: «дыши глубже», «всё будет хорошо», «уже почти всё, потерпи ещё маленько».

Когда она вынула шланг, кровь хлынула на покрывало. Такого ещё не было! Попробовал поинтересоваться, как мои дела. Она ответила что-то невнятное и села за компьютер писать заключение.

Когда она вынула шланг, кровь хлынула на покрывало.

Взял заключение, распрощался и понёс в другой корпус к лечащему врачу. Дошёл за 5 мин, но к этому времени врач уже была в курсе результатов колоноскопии. Ей позвонили и доложили.

Даже не взглянула на результаты, что принёс. Сразу приступили к беседе. Видно, она ожидала другого результата. Врач сообщила, что за время участия в эксперименте болезнь сильно прогрессировала. Теперь толстый кишечник был полностью поражён.

Более того, вся его поверхность была покрыта кровоточащими язвами, что объясняло большое количество крови, вышедшее сразу после извлечения прибора. Присвоили максимальную стадию НЯК.

Попробовал предположить, что не повезло и попал в группу, где выдавались пустышки. Но лечащий врач не согласилась. Обратила внимание, что за время экспериментального лечения мои щёки немного увеличились в размере.

Сказала, что это побочный эффект действия экспериментального препарата, на основании которого можно судить, что какую-то концентрацию лекарства всё-таки получал. Но это уже не имело значения. Будесонид не оправдал ожиданий. Более того, проблема усугубилась.

Вывели из программы и посадили на преднизолон. Дальше, лечение проходило по стандартной схеме. Результат был ожидаем. За несколько дней применения микроклизм с преднизолоном стул нормализовался и симптомы болезни ушли.

Но это не особо радовало, так как понимал, что кишечник полностью поражён НЯК, а преднизолон и салофальк лишь удерживают болезнь в определённых рамках, позволяя жить более или менее нормальной жизнью.

Теперь ясно понимал, болезнь так просто не оставит и возможно всю жизнь придётся с ней как-то уживаться, ожидая, пока учёные умы не найдут лекарства. Жил и ждал. Что ещё оставалось?

Предыдущая статьяСледующая статья

Похожие статьи

shares