Лечение ВЗК стволовыми клетками. Регенеративная медицина на основе органоидов при воспалительных заболеваниях кишечника

Лечение ВЗК стволовыми клетками. Регенеративная медицина на основе органоидов при воспалительных заболеваниях кишечника20

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Старые игроки регенеративной медицины

Кишечные стволовые клетки — новый игрок в области лечения ВЗК

Ожидаемые преимущества и требования трансплантации кишечных стволовых клеток


Воспалительное заболевание кишечника (ВЗК) состоит из двух основных идиопатических желудочно-кишечных заболеваний: неспецифического язвенного колита (НЯК) и болезни Крона (БК).

Несмотря на значительный прогресс, достигнутый в лечении ВЗК, сохраняется определённая популяция пациентов, рефрактерных к традиционным методам лечения, включая биологические агенты.

Исследования показали важность заживления слизистой оболочки в улучшении прогноза у пациентов, плохо поддающихся лечению, что свидетельствует о необходимости достижения правильной и полной регенерации повреждённой ткани кишечника.

В этой связи регенеративная медицина на основе органоидов может иметь потенциал для значительного содействия достижению заживления слизистых оболочек у рефрактерных пациентов с ВЗК и тем самым улучшить их долгосрочный прогноз.

Исследования показали, что трансплантация или переливание гемопоэтических стволовых клеток (ГСК) и мезенхимальных стволовых клеток (МСК) может оказывать некоторое благотворное влияние на пациентов с ВЗК.

Недавний прогресс в биологии стволовых клеток добавил кишечные стволовые клетки (КСК) в качестве нового игрока в этой области.

Было показано, что КСК можно выращивать in vitro в качестве органоидов и что эти культивируемые ex-vivo органоиды могут быть использованы в качестве донорских клеток для исследования трансплантации.

Дальнейшие исследования с использованием моделей колита мышей показали, что культивируемые ex-vivo органоиды могут проникать в колитические язвы и реконструировать крипто-ворсинчатые структуры.

Такая трансплантация органоидов может не только способствовать регенерации рефрактерных язв, которые могут сохраняться у пациентов с ВЗК, но и также снизить риск развития колоректального рака, ассоциированного с колитом.

Таким образом, эндоскопическая трансплантация органоидов может стать одним из альтернативных методов лечения рефрактерных больных ВЗК.

Стволовые клетки при ВЗК. Из истории развития регенеративной медицины в области лечения воспалительных заболеваний кишечника

ВВЕДЕНИЕ

Воспалительное заболевание кишечника (ВЗК) — это заболевание, которое характеризуется идиопатическим воспалением слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта.

Неспецифический язвенный колит (НЯК) и болезнь Крона (БК) представляют собой две формы ВЗК. Их заболеваемость, как и распространённость, постоянно растёт на глобальном уровне, включая страны Азии, Южной Америки и Ближнего Востока.

Лечение ВЗК резко улучшилось в последнее десятилетие, главным образом благодаря выдающемуся клиническому эффекту биологических агентов, таких как антитела против ФНО-α.

Эти методы лечения были нацелены главным образом на контроль воспаления, возникающего на слизистой оболочке пациентов с ВЗК. Однако меньше внимания уделялось восстановлению повреждённых тканей, которые могут проявляться в виде кишечных язв.

Недавние клинические исследования ясно показали, что заживление слизистой оболочки является предельным требованием для достижения длительной ремиссии у пациентов с ВЗК.

Заживление слизистой оболочки означает полное восстановление её структуры и функций. Поэтому существует высокий спрос на альтернативное лечение, которое может способствовать регенерации тканей рефрактерных пациентов с ВЗК.

Слизистая оболочка кишечника состоит из трёх клеточных популяций:

  • лимфоцитов;
  • мезенхимальных клеток;
  • эпителиальных клеток.

В последние годы многие исследования пытались использовать гемопоэтические стволовые клетки (ГСК) или мезенхимальные стволовые клетки (МСК) для лечения ВЗК.

Недавний прогресс в методах культивирования добавил кишечные стволовые клетки (КСК) в качестве ещё одного источника клеток-кандидатов для регенеративной медицины у пациентов с ВЗК.

Более широкий выбор источников стволовых клеток может помочь создать эффективную альтернативную терапию на основе стволовых клеток для рефрактерных пациентов с ВЗК.

Трансплантация стволовых клеток при ВЗК. Генетические методы лечения НЯК и болезни Крона

Старые игроки регенеративной медицины

Самая ранняя задача создания терапии на основе стволовых клеток для пациента с ВЗК состояла в том, чтобы использовать трансплантацию ГСК, предшествующую немиелоаблятивному кондиционированию, для восстановления или перезагрузки иммунной системы хозяина.

В ходе исследования оказалось, что трансплантация ГСК обладает способностью индуцировать и поддерживать ремиссию рефрактерных больных БК.

В последующие периоды ряд исследований дополнительно показал некоторые клинические преимущества трансплантации ГСК. Однако исследования вызывают озабоченность высокой частотой серьёзных нежелательных явлений, а также самой клинической пользой.

Из многоцентрового исследования, проведённого в Европе (ASTIC trial), был сделан вывод, что аутологичная трансплантация ГСК не может быть рекомендована рефрактерным пациентам с БК. Однако было отмечено возможное неблагоприятное воздействие циклофосфамида, применяемого в группе трансплантации.

И наоборот, самое последнее ретроспективное исследование показало, что аутологичная трансплантация ГСК относительно безопасна и, по-видимому, эффективна при болезни Крона, резистентной к лечению.

Таким образом, хотя было потрачено много времени на изучение релевантности трансплантации ГСК пациентам с БК, остаётся спорным вопрос о том, можно ли её рассматривать в качестве хорошей альтернативной терапии для рефрактерных больных БК.

МСК — это ещё одна популяция стволовых клеток, которая уже давно изучена на предмет её использования в лечении ВЗК.

Исследования показали, что МСК обладают потенциалом регулировать иммунный ответ хозяина и в то же время способствовать восстановлению повреждённой ткани.

Такое влияние МСК может быть обусловлено паракринным эффектом, а также их прямым приживлением к поражённым мишеням.

Ещё одной отличительной особенностью МСК является их низкая иммуногенность. Поэтому МСК были использованы как для аутологичной, так и для аллогенной трансплантации в различных моделях заболеваний.

Основываясь на такой функции МСК, они прошли через ряд испытаний для лечения люминального и свищевого типа БК.

В первоначальных исследованиях люминального БК как аутологичная, так и аллогенная трансфузия МСК улучшала активность заболевания у рефрактерных больных БК с низким риском нежелательных явлений.

Кроме того, было показано, что локальное введение аутологичных МСК в свищевой БК может индуцировать закрытие свища, также с низким риском нежелательных явлений.

Недавнее двойное слепое исследование с определением дозы показало, что аллогенная МСК-терапия БК, ассоциированных с перианальными свищами, является безопасной и эффективной с точки зрения отдалённого исхода.

Таким образом, инфузия или инъекция МСК представляется безопасным и эффективным методом лечения для определённой популяции больных БК.

Однако некоторые вопросы остаются неясными и требуют дальнейшего изучения. Например, неизвестно, может ли различие в происхождении МСК определять клинические исходы при их использовании для лечения рефрактерного БК.

Кроме того, неясно, что является лучше для лечения БК — переливание крови или местная инъекция. Эффект от однократного лечения МСК в основном преходящий и может не сохраняться в долгосрочной перспективе. Таким образом, частота или продолжительность лечения также могут быть оптимизированы.

Кишечные стволовые клетки при ВЗК. КСК - новый игрок в области лечения воспалительных заболеваний кишечника

Кишечные стволовые клетки — новый игрок в области лечения ВЗК

Кишечные стволовые клетки (КСК) располагаются на двух кишечных криптах и играют незаменимую роль в поддержании гомеостаза и быстрого обновления кишечного эпителия.

Они характеризуются экспрессией КСК-специфичных генов, таких как LGR5. Кроме того, исследования показали, что потеря специфических свойств стволовых клеток может замедлять или нарушать регенерацию повреждённого кишечного эпителия.

Таким образом, можно легко предположить, что трансплантация культивированных ex-vivo КСК может способствовать регенерации повреждённого кишечного эпителия у пациентов с ВЗК.

Однако вопрос о том, как мы могли бы эффективно культивировать и расширять донорские КСК in vitro, долгое время оставался нерешённой проблемой.

Серия исследований Sato и др. обеспечило очевидный прорыв в этой области, создав новый метод культивирования КСК. Они преуспели в длительном культивировании КСК, сохранив их 3D-структуру, которая была названа «органоидами».

Метод культивирования требовал по меньшей мере четырёх факторов роста:

  • Wnt3a;
  • R-Spondin-1;
  • EGF;
  • Noggin.

В их более поздних исследованиях эти факторы оказались незаменимыми компонентами ниши стволовых клеток, которая снабжается Панет-клетками in vivo. Таким образом, успех был основан на тщательном восстановлении in vitro микроокружения ниши стволовых клеток.

Культуральный метод может быть применён для выращивания как мышей, так и органоидов человека, что может продолжаться бесконечно в течение многих лет.

Эндоскопические биопсии могут быть использованы в качестве исходного материала для создания органоидов, полученных пациентом. При этом, эти органоиды сохраняют специфические свойства своего места происхождения в желудочно-кишечном тракте

Yui и др. в дальнейшем был разработан оригинальный культуральный метод с использованием коллагена вместо матригеля.

Доказательство того, что коллаген может быть использован в качестве внеклеточного матрикса для культивирования кишечных органоидов, имеет важное значение для разработки органоидной регенеративной терапии, поскольку матригель не разрешён к клиническому применению.

Их недавнее исследование также показало, что внеклеточный коллаген может индуцировать «фетализацию» органоидов, что указывает на частичное приобретение фетального кишечно-специфического фенотипа зрелыми кишечными органоидами.

Такая «фетализация» наблюдается также в регенерирующем эпителии больных НЯК, что обеспечивает обоснованность использования органоидов, культивируемых в коллагеновых гелях, для лечения этих больных.

Ещё одним прорывом, который был достигнут в этой области, стало доказательство того, что эти культивируемые ex-vivo КСК могут имплантироваться ортотопически и тем самым способствовать восстановлению повреждённой слизистой оболочки.

Исследование с использованием модели DSS-колита показало, что органоиды могут накапливаться на поверхности язвы прямой кишки, когда они доставляются внутрипросветным путём.

Эти донорские клетки образовывали чёткую криптовую структуру, которая была интегрирована в эпителиальные крипты реципиента и оставались там в течение нескольких месяцев.

Наблюдения предоставили доказательства того, что культивируемые ex-vivo КСК могут накапливаться и способствовать регенерации повреждённого кишечного эпителия

Дальнейшие исследования показали, что органоиды, полученные из кишечника плода или тонкого кишечника взрослого человека, также способны накапливаться на повреждённом эпителии толстой кишки, но показывают разницу в их способности адаптироваться к окружающей среде через механизм клеточной пластичности.

Эти два прорыва обеспечили прочную основу для применения культивируемых ex-vivo КСК для лечения рефрактерного ВЗК.

Недавнее исследование Sugimoto и др. подтвердило, что органоиды кишечника человека также могут восстанавливать повреждённую слизистую оболочку иммунодефицитных мышей.

Органоиды в лечении ВЗК. Ожидаемые преимущества и требования трансплантации кишечных стволовых клеток при воспалительных заболеваниях кишечника

Ожидаемые преимущества и требования трансплантации кишечных стволовых клеток

Основываясь на этих предыдущих исследованиях, кишечные органоиды теперь можно рассматривать как один из потенциальных источников для восстановления язв, которые могут появиться у рефрактерных пациентов с ВЗК.

Одной из стратегий, которые могут быть приняты для такого лечения, является аутологичная эндоскопическая трансплантация КСК (рис. 1).

Предложенная стратегия эндоскопической трансплантации кишечных стволовых клеток для её применения у больных ВЗК
Рисунок 1 – Предложенная стратегия эндоскопической трансплантации кишечных стволовых клеток для её применения у больных ВЗК

КСК могут быть собраны из интактного очага поражения пациента с помощью эндоскопической биопсии, а затем размножены in vitro с помощью установленного метода органоидной культуры.

После выращивания их до нужного количества клеток, они могут быть пересажены на целевой участок с помощью эндоскопического метода доставки.

По-видимому, было бы лучше уменьшить или добиться хорошего контроля воспаления слизистой оболочки перед органоидной трансплантацией, чтобы гарантировать высокую эффективность приживления.

Однако, для обеспечения такой обработки требуются дальнейшие исследования и ряд технических разработок (табл.1). На уровне клеточной культуры нам необходимо знать, сравнимы ли in vitro свойства КСК, полученных от пациентов с ВЗК, с таковыми, полученными от здоровых доноров.

Таблица 1 – Нерешённые вопросы разработки кишечной органоидной трансплантационной терапии для больных ВЗК

ВопросыПредлагаемое решение
На уровне клеточной
культуры
 
Можем ли мы расширить
полученные пациентом
органоиды in vitro с
эффективностью
пролиферации, сравнимой
с теми, которые получены
от здоровых доноров?
Это может быть возможно
в зависимости от условий
культивирования
и источника клеток.
Можем ли мы расширить
полученные пациентом
органоиды в условиях,
полностью свободных от
ксено-культуры? Или
иначе в полностью
определённой культурой
состоянии?
Адаптация или
модификация метода
на основе коллагена
может быть подходящей.
Какие тесты мы должны
применять для
обеспечения качества и
контроля качества
донорских органоидов?
Может потребоваться
оценка функции и/или
содержания стволовых
клеток.
Как можно исключить
опухолевидность
донорских органоидов?
Данные о трансплантации
in vivo могут быть весьма
полезными.
Можем ли мы расширить
производство органоидов
от пациентов, не
повышая риск развития
побочных эффектов,
связанных с
инфекционными
патогенами?
Стандартные тесты
на стерильность, тесты
на эндотоксин должны
быть подтверждены.
Кроме того, вирусы или
микоплазмы должны
быть исследованы
в соответствии со
стандартными методами
для продуктов
клинического класса.
На уровне клеточной
трансплантации
 
Лучше ли доставлять КСК
в виде единичного
органоида или в виде
клеточного листа?
Способность к приживлению
подтверждена только
для органоидов.
Какое устройство
подходит для
эффективной доставки
органоидов через
эндоскопическую
процедуру?
Должны быть
протестированы
легкодоступные
эндоскопические
инструменты или
изготовленные
на заказ устройства.
Требуется ли
дополнительная техника/
процедура для
содействия
приживлению донорских
органоидов?
Может потребоваться
дополнительная процедура,
позволяющая органоидам
оставаться в нужной области
до тех пор, пока они
не завершат начальный
процесс приживления.
Существует ли какое-
либо состояние
слизистой оболочки
хозяина,
благоприятное или
обратно
неблагоприятное для
приживления
донорских органоидов?
Необходимо оценить
в доклинических
исследованиях
с использованием
моделей мышей с
колитом и дополнительно
оценить в клинических
испытаниях начальной фазы.
На клиническом
уровне
 
Каков будет
наилучший
показатель для оценки
клинического эффекта
органоидной
трансплантации?
Необходима оценка
на ранней стадии
клинических испытаний.
Какие пациенты
являются лучшими
кандидатами на
органоидную
трансплантацию? НЯК
или БК?
Нуждается в оценке
в средне-поздней фазе
клинических испытаний.
Можем ли мы
идентифицировать
крипты донорских
клеток в слизистой
оболочке реципиента?
Следует разработать
идентификацию надёжного
маркера донорских клеток
или клинически доступный
метод маркировки
донорских клеток.
Может быть лучше
провести аллогенную
органоидную
трансплантацию
от здорового донора,
вместо аутологичной
трансплантации?
Доклинические данные
должны быть установлены
с помощью трансплантации
на модель колита.

Недавнее исследование показало, что органоиды, полученные из активных поражений пациентов с БК, демонстрируют сопоставимый потенциал роста по сравнению со здоровыми донорами и поддерживают в основном тот же профиль экспрессии КСК-специфических генов на одноклеточном уровне.

Кроме того, органоиды могут изменять свою морфологию или содержание КСК в зависимости от культуральной среды, определяемой главным образом внеклеточным матриксом и факторами роста (рис. 2).

Изменение морфологии органоидов в зависимости от состояния культуры
Рисунок 2 – Изменение морфологии органоидов в зависимости от состояния культуры
Органоиды кишечника человека имеют либо округлую морфологию, либо сложную морфологию в зависимости от выбора внеклеточного матрикса и состояния фактора роста. Данные, полученные с помощью конфокальной микроскопической системы

Дальнейшие исследования с использованием трансплантационной модели мышей с колитом могут выявить оптимизированное состояние культуры для трансплантационной терапии.

Кроме того, для обеспечения безопасности лечения и предотвращения нежелательных явлений необходимо установить и провести валидацию качества культивируемых КСК.

Например, следует проверить распространённость инфекционных патогенов в донорских тканях и тщательно исключить амплификацию этих патогенов в период культивирования.

Кроме того, частота геномных мутаций в генах, связанных с опухолью, может быть проверена как в донорских тканях, так и в культивируемых органоидах, чтобы исключить увеличение опухолевого потенциала культуры ex-vivo.

Следует заметить, накопление мутаций I КСК, по-видимому, не так сильно увеличивается при культивировании органоидов in vitro. Кроме того, in vivo трансплантация слизистой оболочки органоидов не выявила образования органоидных производных опухолей.

На уровне клеточной трансплантации может потребоваться новая эндоскопическая система доставки клеток.

Во-первых, нам нужно знать, какой вид внеклеточного матрикса может быть использован для процесса трансплантации. Недавнее исследование показало, что коллаген, а также фибриновый гель могут быть использованы для трансплантации кишечных органоидов, не проявляя вредного влияния на донорские органоиды.

Доставка органоидов через эндоскопический инструмент может быть осуществима, но другим выбором может быть изготовление донорских эпителиальных клеток листового типа и доставка их ранее разработанным и хорошо описанным Maeda и коллегами устройством.

Наконец, на клиническом уровне мы в настоящее время точно не знаем, какие пациенты с ВЗК могут получить наибольшую пользу от такого лечения.

Наше мнение заключается в том, чтобы начать исследования органоидной трансплантации у рефрактерных больных НЯК, у которых повреждение тканей является стойким и несёт в себе несколько рефрактерных язв, хотя их воспаление обычно находится под разумным контролем.

Для инициации нашего первого исследования на людях разрабатываются как клинические методы культивирования, так и эндоскопические методы доставки.

Тогда какова была бы ожидаемая польза для тех пациентов, которые перенесли трансплантацию КСК? Первым из них может быть улучшение скорости заживления слизистых оболочек, что непосредственно приведёт к улучшению прогноза.

Вторым будет возможное снижение риска развития рака, ассоциированного с колитом. Поскольку эти виды рака могут возникать в результате накопления генетических, а также эпигенетических изменений внутри КСК в результате их длительного воздействия на воспалительную среду, замена таких истощённых КСК свежими и живыми, которые были выращены в наиболее идеальной и стабильной среде, возможно, будет иметь потенциал для уменьшения инициации рака, связанного с колитом.

Последние исследования в области изучения влияния голодания на организм больного ВЗК заложили хорошую основу для лечения. В определённой степени эффект голодания сопоставим с трансплантацией за одним исключение. Здоровые клетки выращиваются не in vitro, а непосредственно в самом организме больного. При голодании организм переваривает больные и повреждённые клетки слизистой оболочки, извлекая из них энергию, необходимую для нормального функционирования всех систем. Когда больной переходит к процедуре восстановления (начинает принимать пищу), на месте больных начинают расти здоровые клетки, что объясняет терапевтических эффект метода. Этот механизм является врождённым. Всё, что требуется для его запуска – создать необходимые условия, то есть правильно выстроить программу курса лечебного голодания.

Процесс проведения процедуры голодания больными НЯК, а также исходы лечения наглядно представлены в книге Побеждая НЯК на примере 12 описанных случаев.

Скачать книгу Побеждая НЯК (под редакцией к.м.н. М.С. Рудковского). Автор Алексей Саломатов (pdf)

Литература

1. G.G. Kaplan. The global burden of IBD: from 2015 to 2025. Nat Rev Gastroenterol, 12 (2015), pp. 720-727.

2. J. Snowden, A. Ansari, S. Sachchithanantham, G. Jackson, N. Thompson, A. Lobo, et al. Autologous stem cell transplantation in severe treatment-resistant Crohn’s disease: long-term follow-up of UK patients treated on compassionate basis. Qjm Int J Med, 107 (2014), pp. 871-877.

3. C.J. Hawkey, M. Allez, M.M. Clark, M. Labopin, J.O. Lindsay, E. Ricart, et al. Autologous hematopoetic stem cell transplantation for refractory Crohn disease: a randomized clinical trial. Jama, 314 (2015), pp. 2524-2534.

4. R.K. Burt, M.A. Ruiz, R.L. Kaiser. Stem cell transplantation for refractory Crohn disease. Jama, 315 (2016), p. 2620.

5. C.K. Brierley, C. Castilla-Llorente, M. Labopin, M. Badoglio, M. Rovira, E. Ricart, et al. Autologous haematopoietic stem cell transplantation for Crohn’s disease: a retrospective survey of long-term outcomes from the European society for blood and marrow transplantation. J Crohn’s Colitis (2018).

6. K. Nagaishi, Y. Arimura, M. Fujimiya. Stem cell therapy for inflammatory bowel disease. J Gastroenterol, 50 (2015), pp. 280-286.

7. R. Onishi, S. Ohnishi, R. Higashi, M. Watari, K. Yamahara, N. Okubo, et al. Human amnion-derived mesenchymal stem cell transplantation ameliorates dextran sulfate sodium-induced severe colitis in rats. Cell Transplant, 24 (2015), pp. 2601-2614.

8. Y. Cho, K. Park, S. Yoon, K. Song, D. Kim, S. Jung, et al. Long-term results of adipose-derived stem cell therapy for the treatment of Crohn’s fistula. Stem Cell Transl Med, 4 (2015), pp. 532-537.

9. R. Ciccocioppo, A. Gallia, A. Sgarella, P. Kruzliak, P.G. Gobbi, G. Corazza. Long-term follow-up of Crohn disease fistulas after local injections of bone marrow-derived mesenchymal stem cells. Mayo Clin Proc, 90 (2015), pp. 747-755.

10. M.C. Barnhoorn, M.N. Wasser, H. Roelofs, J.P. Maljaars, I. Molendijk, B.A. Bonsing, et al. Long-term evaluation of allogeneic bone marrow-derived mesenchymal stromal cell therapy for Crohn’s disease perianal fistulas. J Crohn’s Colitis (2019).

11. R. Okamoto, M. Watanabe. Role of epithelial cells in the pathogenesis and treatment of inflammatory bowel disease. J Gastroenterol, 51 (2016), pp. 11-21.

12. A. Gregorieff, Y. Liu, M.R. Inanlou, Y. Khomchuk, J.L. Wrana. Yap-dependent reprogramming of Lgr5+ stem cells drives intestinal regeneration and cancer. Nature, 526 (2015), pp. 715-718.

13. K.L. VanDussen, J.M. Marinshaw, N. Shaikh, H. Miyoshi, C. Moon, P.I. Tarr, et al. Development of an enhanced human gastrointestinal epithelial culture system to facilitate patient-based assays. Gut, 64 (2015), pp. 911-920.

14. S. Yui, L. Azzolin, M. Maimets, M. Pedersen, R.P. Fordham, S.L. Hansen, et al. YAP/TAZ-Dependent reprogramming of colonic epithelium links ECM remodeling to tissue regeneration. Cell Stem Cell, 22 (2017), pp. 1-37.

15. S. Sugimoto, Y. Ohta, M. Fujii, M. Matano, M. Shimokawa, K. Nanki, et al. Reconstruction of the human colon epithelium in vivo. Cell Stem Cell, 22 (2017), pp. 1-17.

16. K. Suzuki, T. Murano, H. Shimizu, G. Ito, T. Nakata, S. Fujii, et al. Single cell analysis of Crohn’s disease patient-derived small intestinal organoids reveals disease activity-dependent modification of stem cell properties. J Gastroenterol, 53 (2018), pp. 1-13.

17. F. Blokzijl, J. de Ligt, M. Jager, V. Sasselli, S. Roerink, N. Sasaki, et al. Tissue-specific mutation accumulation in human adult stem cells during life. Nature, 538 (2016), p. 260.

18. J. Jee, S. Jeong, H. Kim, S. Choi, S. Jeong, J. Lee, et al. In vivo evaluation of scaffolds compatible for colonoid engraftments onto injured mouse colon epithelium. FASEB J, 33 (2019), Article 201802692RR.

19. M. Maeda, N. Kanai, S. Kobayashi, T. Hosoi, R. Takagi, T. Ohki, et al. Endoscopic cell sheet transplantation device developed by using a 3-dimensional printer and its feasibility evaluation in a porcine model. Gastrointest Endosc, 82 (2015), pp. 147-152.

20. R. Okamoto, M. Watanabe. Investigating cell therapy for inflammatory bowel disease. Expert Opin Biol Ther, 16 (2016), pp. 1-9.

21. T. Takebe, J.M. Wells, M.A. Helmrath, A.M. Zorn. Organoid center strategies for accelerating clinical translation. Cell Stem Cell, 22 (2018), pp. 806-809.

Похожие статьи

shares